Равнозначная и неравнозначная дорога это: Что такое равнозначная и неравнозначная дорога

Содержание

Multitran dictionary

English-Russian forum   EnglishGermanFrenchSpanishItalianDutchEstonianLatvianAfrikaansEsperantoKalmyk ⚡ Forum rules
✎ New thread | Private message Name Date
2 28  Найти синонимы  Destiny5562  5.12.2021  23:36
15  Инструменты и термины ортопедии  Plavunez  5.12.2021  23:14
62 1331  Транскрипция  | 1 2 all aksa  12. 11.2021  23:21
20 594  Где послушать произношение  Susan  19.11.2021  14:07
6 106  shin washer  ochernen  5.12.2021
 0:56
122  Просто классный ролик — посмеяться на выходные  niccolo  4.12.2021  23:16
3 160  Waiver  LordBEleth  1.12.2021  21:30
4  Ордер адвоката  Garbuziabr
 1.12.2021
 22:43
4 77  Radial/Anti-Radial  adelaida  4.12.2021  0:42
14 207  Carrington elevators  ochernen  2.12.2021  11:27
98  Свидетельство о браке  Larisochka  3.12.2021  19:29
4 102  Помогите перевести / OSA Original Side Appeal , CMP Civil Miscellaneous Petition  fddhhdot  3. 12.2021  18:13
7 110  services implement specifications  Miche  3.12.2021  12:53
1 54  «Spin-down» в анализаторе ДНК, РНК и протеинов  Greenbird  3.12.2021  16:57
1 112  Помощь  Андрес  3.12.2021  13:26
9 210  Что такое thread shave? резьба  stein_vik  1.
12.2021
 12:44
597 19113  Проблемы в работе нового сайта  | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 all 4uzhoj  15.05.2019  11:05
2 88  Справка о наследстве  fontana  3.12.2021  8:28
4
143
 Keep your business healthy and stable to support sustainable growth  A111981  2.12.2021  16:21
29  Отдам словари в хорошие руки бесплатно.  10-4  15.10.2021  14:36
4 77  Тягач в контексте горно-шахтного оборудования  denghu  2.12.2021  16:34
5 133  Bill of lading  hrustalik  2.12.2021  16:50
99 9118  Быстрые ссылки на онлайн-ресурсы в словаре  | 1 2 all 4uzhoj  17.12.2019  17:49
12.2021 15:05:18″>4 356  OFF: БП Smartling  Alex_Odeychuk  1.12.2021  18:31
6 133  Дизельный двигатель  Senja  1.12.2021  16:53
6 158
 you’ll change Помогите понять смысл фразы пожалуйста 🙂 
ochernen  1.12.2021  14:46
44 666  Слово года / Word of the Year 2021 — вакцина/vaccine  Себастьян Перейра, торговец…  29. 11.2021  10:51
3 143  Пробив по базам  Novosedoff
 1.12.2021
 0:13

Владимир КОРЕНЕВ — Крым никогда не был украинским

Удивительный по чистоте человеческих отношений фильм-сказку «Человек-амфибия» снимали в Крыму. Никто из съёмочной группы тогда и помыслить не мог, что по прошествии мизерного по историческим меркам отрезка времени этот полуостров превратится в точку, где яростно схлестнутся с одной стороны интересы России, с другой – Америки, Европы и «примкнувшей к ним» новой украинской элиты.

О событиях, происходящих в этом южном регионе бывшего СССР, размышляет ведущий актёр Театра им. К.С. Станиславского, народный артист РФ Владимир КОРЕНЕВ, сыгравший в том знаменитом советском блокбастере трогательную и трагичную роль человека-рыбы Ихтиандра.

Горький урожай

– Владимир Борисович, ваша историческая родина – Крым. По материнской линии вы наполовину украинец. Учились в Эстонии. В анкетах указываете национальность – русский. Ощущаете себя «гражданином мира»?

– Нет, потому что родился советским гражданином, им и остался. Это не псевдопатриотичность, это – правда.

Сегодня мне действительно трудно говорить об Украине. Больно переживать трагедию нации. Как в умах людей, так и в их поступках. Я никогда не воспринимал украинцев отдельным от России народом. Нас связывают многовековые история, культура, экономика.

Но активная политика русофобии, особенно выросшая за последние двадцать лет, стала давать свои неизбежные, генетически ущербные плоды. Их мы сегодня не только видим на Украине, но и собираем. Боюсь, этот горький урожай нам на паях с жителями самой Украины предстоит собирать долго. До тех пор, пока Украина не превратится в геополитическую пустыню…

– Может, современный национальный разлом, поразивший весь бывший Советский Союз, стал результатом национальной политики СССР?

– У Советского Союза в его политике ошибки, конечно, были. Хотя судить о прошлом всегда легче, чем прогнозировать будущее. Но… Именно государственную национальную политику СССР я всегда считал и считаю правильной. Почему?

В советской действительности я не слышал, не читал, не видел, не встречал, не ощущал на себе каких-либо явных и организованных выступлений на национальной почве. Анекдоты про армянское радио или о пресловутом, по-хорошему нелепом Рабиновиче нельзя назвать злыми или оскорбительными. Они скорее беззлобны и смешны. Люди умели смеяться над собственными ошибками и недостатками, что очень важно для любой страны или нации. Смеяться над ними – значит признавать их, значит уметь их исправлять.

Фраза «человек человеку – друг» не была лишь трескучим пустым лозунгом. В определённой мере это была одна из составляющих той национальной политики, которую уже не вернуть. Жаль… «Москаляку на гиляку!» – совсем не равнозначная ей замена. («Гиляка» – «сук»).

– Ностальгия по исторической родине часто вас навещает?

– Скорее не по родине, а по тому времени в целом. Ведь я родился не просто в Крыму, но в той части Советского Союза, что звалась и зовётся Крымом. Сами по себе и Крым, и Украина, и Россия, и Америка и т.д. – лишь части земной суши на карте мира.

Любить, дружить, созидать или, наоборот, ненавидеть и убивать могут лишь люди, их населяющие. Именно это мы наблюдаем на Украине. К моему сожалению и ужасу.

Севастополь останется русским

– Русофобская атака на Россию со стороны всего западного мира – лишь одномоментные события? Или мрачная историческая закономерность?

– Безусловно, это не одномоментный бунт типа «Запорожской сечи» и не разовый каприз нынешней украинской властной элиты.

Это хорошо спланированная Америкой операция. Всё время существования двух супердержав – США и СССР – между нами, как говорится, «искрило».

По многим причинам: идеологическим, политическим, экономическим, стратегическим СССР в целом и Россия отчасти всегда раздражали Америку огромными природными запасами с их относительно лёгкой и не очень затратной добываемостью и при этом абсолютной невозможностью США поучаствовать в этом заманчивом процессе.

Последующая пресловутая горбачёвская перестройка с её политическими шатаниями, развалом в угоду Западу СССР, грабительская приватизация «по Ельцину» придали новый импульс активности американским идеологам. Там решили наконец разыграть свой коронный козырь: национальную карту. Выбор пал на Крым, где жители на референдуме почти стопроцентно поддержали возврат в Россию. Крым – это не причина. Это скорее повод или следствие той самой тлевшей в воздухе идеи самостийного национализма, с которой мы и начали нашу беседу.

Крым никогда не был украинским. И моя матушка, родившаяся в Севастополе, и мой дед Василий по материнской линии, и мой отец, контр-адмирал Коренев, и многие мои близкие, и тысячи других крымчан генетически относились к тем малороссам, предки которых заселяли этот полуостров ещё при князе Потёмкине. Тогда Крым назывался Таврией, если кто из нынешних киевских правителей этого не знает.

Я побывал в Крыму сразу после его непростого, но, думаю, уже окончательного возвращения в состав России. Сам видел и ощущал то ликование, с которым жители полуострова воспринимали этот исторический миг. Уверяю – срежиссировать подобное не смог бы ни один даже самый гениальный режиссёр! И главное – сама Россия никогда не смогла бы подарить кому-то Севастополь – нашу главную военно-морскую базу на Чёрном море. Слишком много нашей крови пролито за несколько последних столетий в боях за этот город. В противном случае там бы уже швартовались боевые корабли США. Считаю, Владимир Путин в этой ситуации проявил себя не только как президент и политик, но и как грамотный военный тактик и стратег.

– Владимир Борисович, вы учились в Эстонии, куда перевели служить вашего отца, и русский язык изучали в эстонской школе. Чувствовали в те годы на себе какое-нибудь национальное превосходство со стороны учителей и одноклассников?

– Ни малейшего! Помимо того, что именно в Таллине я получил прекрасное образование не только по русскому языку и литературе (низкий поклон всем моим учителям!), я изучал и эстонский язык. Более того, сдавал даже по нему экзамен. Это было общей школьной нормой. Такой же естественностью, как нынешние иностранные студенты, изучающие науки, например, в Сорбонне, делают это на французском языке.

Более того, там, в Таллине, я узнал и полюбил эстонскую культуру, увидел её высокий уровень, самобытность. Во многом всё это определило и мою дальнейшую актёрскую судьбу. Жаль, что сегодня я вынужден говорить об этом в прошедшем времени: в Латвию не пускают наших певцов, в Эстонии ломают памятники, на Украине запретили Булгакова… Что они читать-то будут? Письмо запорожских казаков турецкому султану, что ли? Не самая высокая литература…

Дорога на эшафот

– Вы постоянно говорите «на Украине»… а в Киеве требуют «размовляти: в Украине»! Кто прав?

– Прав Тарас Григорьевич Шевченко, который, думаю, знал родной язык не хуже господ Порошенко, Ляшко, Тягнибока и иже с ними и который писал: «…Як умру, то поховайте мени на могиле посредь степу широкого на Украине милой»… Хотя допускаю, что у нынешней элиты до его книг руки не доходят по объективным причинам: надо читать многочисленные инструкции американского Госдепа. Да и ответы писать туда же.

Но основное время сегодня у тех, кто ведёт Украину к чудовищной катастрофе, уходит, конечно, на маниакальное удержание власти в собственных руках. Это неизбежно: коррумпированное правительственное сообщество, незаконно пришедшее к рычагам государственного управления, вынуждено так же незаконно его удерживать. Иначе – личный крах и дорога не только на политический, но и, возможно, на вполне реальный эшафот.

– Вы хотите сказать, что майдан, с которого всё началось, по сути ничего не изменил: одни жулики сменили других. И что дальше?

– Сама задумка майдана, на мой взгляд, была позитивной: люди, большей частью интеллигенция, вышли на улицу, чтобы заявить «Януковичу и Ко» о том, что устали терпеть повальную коррумпированность верхов. Но интеллигенция зачастую, сказав «а», долго думает, прежде чем сказать «б». В эту паузу тут же вклинились маргиналы, националисты, бандеровцы и просто откровенные бандиты, а то и фашисты. Начался кровавый процесс, который лишь наивный считает «неуправляемым». Ещё какой управляемый! Голливудский сценарий, тамошняя режиссура и главные актёры. Массовка, правда, местная. Но разработчики и постановщики этих трюков не учли волеизъявления жителей юго-востока Украины, у которых перед глазами был пример Крыма. Ну не хотят люди жить с этой властью, по их «понятиям», потому что законы на Украине давно позабыты. Это их право. Трагедия с «Боингом» тоже сильно спутала карты и Киева, и Вашингтона не в пользу последних. Что дальше?

Думаю, бандитские разборки олигархов, которые идут под видом «наведения конституционного порядка». Кризис власти. Новый майдан (он уже, похоже, назревал). Разгон Рады. Смена правительства. Венец всего – полное обнищание «незалежной», экономический и политический дефолт Украины. Европа, которая, скорее всего, из-за упрямства Киева скоро в режиме «онлайн» поймёт всё значение слова «зимовка», отвернётся от вчерашних братьев по «демократии».

Украина вообще никогда сытой Европе не была нужна. Это подтвердил и Збигнев Бжезинский, сказав дословно на встрече с киевскими журналистами: «…не ожидайте, что Запад будет бороться за вас. Это главное, что вы должны понять…»

Запад, слушая Америку, забыл, что Россия в XX веке прошла через самые чудовищные санкции: Великую Отечественную войну! Русские люди имеют особую генетическую закалку, которой не обладает никакая иная нация в мире: в трудную минуту мы забываем о личных обидах и разногласиях и собираемся вокруг лидера. Сегодня это, бесспорно, Владимир Путин.

– Последний вопрос: оцените с профессиональной позиции качество игры господина Барака Обамы в роли всепланетарного «реформатора и миротворца».

– Очень посредственный и слабый актёр, не только по меркам Голливуда, но и студии имени Довженко. Я бы его снял с роли.

Аргументы недели

Сияние — отзывы и рецензии — Кинопоиск

К описанию фильма »
сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075100200

181—190 из 372

Говорю сразу, что говорить буду только о фильме. Книга и фильм это два разных произведения, да и книга пока что не была мной прочитана.

‘Сияние’ является чем угодно, только не фильмом ужасов, не атмосферной мистикой. Он имеет в себе небольшие черты психологического триллера и психологической драмы, имеет потрясающие декорации, отлично передающие замкнутость и камерность, этакую обреченность и закрытость. Мне нравится то, когда невозможно до конца понять, действительно ли призраки существуют, действительно ли дом обладает сознанием и убивает людей, насылая сперва галлюцинации и затем подчиняя себе, или же это воплощенные страхи, пороки и потаенные желания неуравновешенных персонажей. Чувство неопределенности и страх перед неизвестностью и необъясненностью пугает сильнее всего. Вероятно, именно поэтому многие люди считают сие произведение Кубрика страшным и жутким эмоциональным аттракционом. Либо они увидели его в детстве и испугались, но так и не выросли и не побороли страх.

Казалось бы, описание вполне многообещающее и привлекательное. А уж сцена с ‘А вот и Джонни!’ так вообще миллиард раз была смешно спародирована в различных кино и мультфильмах. Однако, лично для фильм убили три причины:

1. Скука и тягомотина. Окей, я люблю фильмы с разной манерой повествования — от динамичной до неторопливой. Однако, в любом случае, история должна заинтриговать зрителя, предоставить ему что-то, благодаря чему он будет вжиматься в кресло и не отрываться от просмотра. Должны быть сцены с разной эмоциональной окраской и атмосферой, чтобы зритель не заскучал, должна быть вовлеченность персонажей, разнообразие.

2. Фильм абсолютно не страшный. Вот честно. Пусть там и была пара жутких сцен вроде галлюцинации изуродованной старухи или мертвых близняшек, но я не испугалась вообще за весь фильм. Не было внутренней дрожи или ‘застывания’ на месте. Он больше походит на арт-хаус. Может, это со мной что-то не так, но даже в сцене, где, казалось бы, героям угрожает натуральная опасность, из-за весьма кривой игры действующих актеров и карикатурных потуг на изображение безумия и истерики все это улетучивается. Да у меня при сонном параличе больше страха и адреналина выделяется!

3. Этот фирменный стиль Кубрика. Возможно, это чисто мои личные вкусы, но скажу прямо — стиль Кубрика, пусть и инновационный для тех лет, на деле весьма и весьма искусственный и статичный. Кубрик просто обожает статичные кадры, кадры пустых квартир, домов, космических станций — и все это долго, без звука и без какой-либо причины. Ему плевать на персонажей, ему важнее пустующий отель. Он утопает в своей эстетике. Он как Толстой — сделает 200 страниц описания чертового камушка на лугу, а потом его отпустит выкуренный грибочек, и он вновь вернется к сюжету и героям. Так и Кубрик. Да, эти кадры демонстрируют великолепные декорации и создают настроение холода, отстраненности и медленного скатывания в безумие, но в них нет жизни. Впрочем, ранее Кубрик был фотографом, потому эти приемы имеют происхождение.

То были три причины, по которым лично мне не удалось насладиться фильмом. В нем нет глубины, чтобы зваться психологической драмой, в нем нет напряжения и интриги, чтобы зваться триллером, в нем нет страшного, чтобы зваться ужасами. Задумка и закос на вышеперечисленное было, но все уничтожено стилем Кубрика. Да, там есть некоторые сцены, раскрывающие и дающие нам намеки на подавленные желания протагониста, но этого весьма и весьма мало, ибо история весьма сырая и пустая.

прямая ссылка

19 апреля 2018 | 06:03

Фильмы по романам Стивена Кинга всегда радуют глаз, это закон. Почему, это уже другой вопрос, возможно, они напоминают сценарии по схеме написания, на моей памяти пара прочитанных романов в книжном варианте были чрезвычайно наивные, может это повод для удачной экранизации. В этом случае (это первый его фильм, который я смотрел) наверное имеет значение режиссер Стэнли Кубрик, являющейся классической боевой единицей своего искусства.

Фильм про то, как отец семейства сходит с ума в изоляции, не без мистики, не без странностей, но вполне объяснимо. Не смотря на то, что это ужасы, тут обошлось без нуара, то есть весь фильм почти все идет на свету. Кроме того, пугают здесь психологически, а не физиологически, выныриванием психов из-за углов.

Все вроде просто, да не просто. После себя фильм оставляет впечатление большей глубины, нежели мы смогли увидеть: так множество психологических подтекстов как-то — убивца отец семейства, который должен ее защищать, страшные тайны отеля и живое безумие, обитающее в нем, возникающее недоверие в ограниченном круге людей — это все я вычитал в различных источниках, впрочем.

Негра жалко.

А еще там очень красиво, повсюду, и в отеле, а особенно снаружи, где при съемках один раз мелькает отчетливая тень съемочного вертолета… Совершенно безумный Джек Николсон однозначно идеально подошел на роль в этом фильме, блестяще (хотя иногда кажется, что ему и играть не надо с таким ненормальным лицом) отыграв все стадии безумия, разговоры с призраками, убежденность в своей правоте, при попытке достать жену и ребенка. Правда зачем там примешано ‘сияние’ как способность ребенка, только организации психоделического окружения? Или это оно свело всех с ума? Впервые понял что значит Redrum, так часто встречающееся в литературе и музыке, интересно, кто это первым изобрел… Когда в действии участвовал ребенок, появлялись ассоциации с Оменом.

В сухом остатке: фееричный, пугающий подкорку, наверное классический фильм ужасов.

прямая ссылка

22 января 2010 | 13:19

Я не фанат фильмов ужасов, но иногда смотрю их и получаю удовольствие. Очень нравятся фильмы по Кингу, как, собственно, и сами книги Кинга. Поскольку этот фильм был признан одним из самых страшных фильмов 20-го века, я решился на просмотр, хоть поначалу и побаивался. ..

Этот фильм по праву заслужил того, чтобы его называли столь громким именем! Это действительно один из самых страшных фильмов ужасов, которые я видел, наверное, потому, что у фильма есть своя атмосфера, передающаяся при помощи яркой картинки и музыки, которая создает эту самую атмосферу ужаса. Ведь большинство фильмов ужасов пугают только зверскими убийствами, тоннами крови и выпрыгивающими неожиданно из-за угла страшилками. Поскольку в фильме Кубрика всего этого нет, это выгодно выделяет его среди всех остальных ему подобных.

Что еще понравилось — Кубрик основательно приложил руку к роману Кинга и вряд ли автор первоисточника остался довольным экранизацией, ведь столько переделанного и выброшенного из книги полностью меняют трактовку автора и, поэтому, можно сказать, что ‘Сияние’ — произведение, в первую очередь, Кубрика, а не Кинга — что также радует, ведь когда фильм снимают целиком и полностью по литературному первоисточнику это тоже не всегда идет на пользу картины.

Актерская игра в этом фильме на высшем уровне, мягко говоря, главным образом — благодаря великолепному Джеку Николсону, который просто блестяще исполнил свою роль — в его глазах читается безумие и жажда крови. Его лицо похоже на лицо настоящего маньяка, а уж его леденящий голос не оставляет сомнения в правильности выбора главной мужской роли. Хоть я и представлял себе другого героя, совершенно не похожего на Николсона, но, тем не менее, я более чем доволен, что именно Николсон исполнил главную роль. Особенно ему удался этот переход от нормального человека к безумцу. Просто великолепен, что тут еще сказать! Шелли Дювал… Далеко не красавица, смотреть на нее довольно тяжко, но играет неплохо и постепенно по ходу фильма она набирает обороты и в концовке играет просто превосходно! Мальчик тоже исполнил свою роль на все сто!

Как я уже говорил, музыка производит неизгладимое впечатление. Половину эффекта производит именно леденящая кровь ужасная музыка, которая вроде бы уже использовалась в других фильмах, но тут она оказывает совершенно другой эффект — неповторимого ужаса, который никакой крик не может заменить.

И, конечно, фильм не был бы таким ‘ужасным’, если бы у него не было красивой картинки. Кубрик не только использовал очень яркие цвета, на которых герои смотрелись очень органично, но и добавил на стены отличные соответствующие картины, расставил должным образом красивые интерьеры, все это грамотно показал в кадре и, надо заметить, не зря, потому как в фильме ужасов, который идет два часа, но действие которого показано от силы в минутах 70-ти, зрителям надо на что то смотреть и все это смотрится просто отлично. Не оттеняет от действия, но, тем не менее, смотреть на красивые интерьеры просто интересно.

Кубрик не был бы Кубриком, если бы снял прямолинейный фильм ужасов, не насытив его житейскими проблемами и главной проблемой, которая подымается в этом фильме — взаимоотношения отцов и детей. Я, конечно, понимаю, что мальчик разговаривает с пальцем потому, что у него нет друзей, но ведь можно поговорить и поделиться чем-либо с родителями! Но, видать, родителям на сына, мягко говоря, наплевать — им не нравится проводить время с ребенком, поэтому мальчик и получился таким странным. И, что еще надо отметить — этот самый воображаемый друг мальчика исчез, когда мать начала рисковать своей жизнью ради ребенка и спасать его. Не только это хотел показать Кубрик, но зачем же мне раскрывать все карты?

В общем — великолепнейший фильм ужасов, я даже не побоюсь этого слова — ЭТАЛОН!!!

прямая ссылка

27 февраля 2010 | 21:18

nice666

‘Ты меня убила!’

Не хочется начинать с рассказа о том, какой Кубрик выдающийся режиссер и что каждый его фильм — шедевр. Я воспринимаю не все его работы, и считаю ‘Сияние’ самой удачной. Не потому, что остальные — не очень, а потому, что почти все фильмы по сценариям Стивена Кинга отличаются какой-то особой способностью нагонять страх на зрителя, ну или, по крайней мере, создавать атмосферу мистики и отчаяния. Какие бы ни были режиссер и актеры, практически любое кино-произведение по Кингу выделяется из ряда мистических триллеров и ужастиков.

Сюжет тут не выдающийся — писатель, работая сторожем в отеле, начинает сходить с ума и преследовать жену и сына по всему отелю в животной необъяснимой ярости. Кино, в общем-то, про человеческий психоз, который в разных формах может привести к совершенно непредсказуемым последствиям. Конечно, это особенно страшно, когда ни с того, ни с сего отец начинает охоту на собственную семью в мрачном заснеженном отеле, используя топор и дикие вопли. И ‘Сиянию’ повезло оказаться одним из первых ‘психо-триллеров’, да еще и с Джеком Николсоном в главной роли. Спустя несколько лет, такая история могла бы и не произвести столь сильного впечатления на публику, но на то она и оригинальность, которая применима в одно время, а потом все остальное будет восприниматься как клоны и пародии.

Вообще, особенная атмосфера происходящего в фильме — то, что удерживает до самого финала. Некоторые сцены запоминаются на всю оставшуюся жизнь — например, вопли Джека сквозь сон, думаю, в 80-х могли напугать кого угодно, а настоящая резня в коридорах отеля очень часто заимствовалась впоследствии как другими режиссерами, так и клипмейкерами. ‘Сияние’ — очень удачное сочетание сценария, режиссера и актера главной роли. Убрать любую из этих составляющих, и фильм ничем бы особо и не запомнился, разве что экранизацией мистики Стивена Кинга. Но зачем говорить о том, что могло бы быть, когда есть отличный мистический триллер, местами превращающийся в настоящий дикий ужастик с неповторимым оскалом Джека Николсона. Придумать лучше, честно говоря, было бы очень сложно.

Зрелищность – 5

Постановка – 4

Актеры – 5

Сценарий – 4

Ожидаемость – ожидаемо захватывающе

Мое слово – один из лучших ‘психо-триллеров’ в истории кинематографа. Не гениально и не идеально, но очень атмосферно и зрелищно, что тоже встречается не так уж часто.

прямая ссылка

06 мая 2009 | 23:52

В уже который раз Кубрик заставил меня вновь превозносить его как одного из лучших режиссёров. Его фильмы покоряют, его фильмы терзают и заставляют содрогаться, они безумные и они превосходные. Эти паузы, молчаливые сцены заставляют проникнуть в фильм, прочувствовать персонажей и в этом Стэнли Кубрик гений.

Фильм вышел просто превосходным, это одна из лучших экранизаций Стивена Кинга, а они зачастую выходят дешёвыми и скучными. Сюжет впрочем типичный, семья переезжает в гостиницу из-за работы мужа. Ничего такого, но как это подано достойно внимания. В гостинице творятся странные вещи и муж начинает сходить с ума. С каждым днём обстановка все накаляется, это похоже на игру в шахматы, с каждым ходом на доске накал всё нарастает и нарастает пока не будет выявлен победитель. И спасибо за это Кубрику, который так тонко преподнёс эти моменты.

Отель ‘Вид сверху’ является неким важным образом во всём фильме, он огромный и при этом совсем маленький, никто не может убежать от своей судьбы где бы ты не находился.

Весь ужас фильма не в том что Джек начал питать страсть к убийству, а в том что на него надавили и это может произойти с любым, у всех есть свои слабые точки. Джек любил свою семью, но лишь мысли о том что он должен их наказать свою семью приводили его в такое состояние. Джек Николсон просто шикарен (так и напрашивается на Оскар), роль безумца, вот что действительно ему идёт. Это самая лучшая игра злодея, которая когда либо была.

А под конец можно смаковать фотографии, которые добовляют больше интриги к самому фильму, а теперь пойду читать книгу.

прямая ссылка

29 июля 2016 | 14:58

Наверное зря я сперва прочла книгу, а потом сразу же кинулась смотреть фильм. Это старая давно нахваленная лента, имеющая замечательную репутацию. Но хочется спросить — за что? У меня множество претензий к этому фильму.

Во первых. В книге намного больше действия, чем в фильме. Насколько я знаю оператор этого фильма в то время придумал особую технику съёмки, улучшив камеру противовесом. И правда. В фильме он только и делал, что бегал за всеми подряд. Особенно абсурдны сцены, где Денни катается по всему отелю. Зачем?

Во вторых. Денни в книге очень умный парень. Сообразительный и милый. Со своими тревогами, радостями и способностями. А в фильме он мне показался слегка умалишенным…

В третьих. Как в фильме передали присутствие и послания Тоби. Небо и земля!

В четвёртых характеры персонажей не раскрыты вообще.

Я могу и дальше составлять внушительный список претензий. Персонажи будто взяты из другой книги. А с Холлоранном что вообще натворили? После прочтения книги фильм вообще не страшный и совсем неинтересный.

В общем я ужасно пожалела после просмотра этого кошмара, что не взглянула на него в детстве. Ещё далеко до прочтения книги, чтобы забыть некоторые детали. И чтобы остались более сильные впечатления. Вполне возможно он и не разочаровал бы. В детстве всё кажется страшнее. Но книга прочтена, фильм просмотрен. И мнение составлено.

Единственное что порадовало — это игра Николсона и всё…

30 апреля 2014 | 22:27

«Сияние» Стэнли Кубрика входит в число моих самых любимых фильмов. И все, потому что к его созданию приложили руку сразу три человека, которых я безмерно почитаю. Режиссер Стэнли Кубрик, исполнитель главной роли Джек Николсон и конечно же великий и ужасный Стивен Кинг по роману которого снят этот фильм. Кстати каждого из них можно без ложной скромности назвать великим и ужасным.

Стэнли Кубрик это, наверное, лучший режиссер в истории американского кино. И все, потому что он является ярко выраженным автором, который вкладывал в свои фильмы душу и свое видение нашей реальности. Поэтому и фильм «Сияние» нельзя назвать просто фильмом ужасов. Это очень глубокое и доскональное исследование того как человек сходит с ума. Вся фишка этого фильма в том, что мир в нем показан глазами психически нездорового человека. События развиваются очень неспешно. Камера, которая очень долго показывает нам бесконечные гостиничные коридоры, буквально физически передает ощущение агорафобии и все это подкреплено соответствующими ультразвуковыми, медитативными шумами. То есть любителям тупого мочилова вроде пилы ловить тут особенно нечего. Очень правдоподобно передана атмосфера Отеля. Я сам долгое время работал в большой гостинице и могу сказать, что все эти коридоры с огромным количеством номеров, в которых перемешано огромное количество аур разных людей, действительно очень сильно давит на психику. Ну и без Джека Николсона конечно фильм был бы совершенно не тот. Роль сумасшедшего на 100% его. Такое ощущение, что Николсон не играет, а это собственно и есть он. Надо сказать, что и другие актеры, Шелли Дюваль и маленький Дэнни Лойд на фоне Николсона так же смотрятся очень достойно.

Самому Стивену Кингу фильм очень не понравился и все потому, что Кубрик изменил фабулу. В книге упор делается именно на место, на отель «Оверлук» который обладает темной силой, которая и овладела главным героем, совершенно нормальным человеком и добропорядочным семьянином. Именно поэтому он не хотел, чтобы главную роль играл Джек Николсон. У Кубрика демоны изначально жили в голове главного героя, а отель лишь их пробудил. Кубрик как настоящий психиатр показывает нам, какая тонкая грань отделяет норму от безумия. И как легко абсолютно любой человек может скатиться в это самое безумие.

В 1997 году недовольный Стивен Кинг снял, таки свой мини-сериал, про который все забыли сразу после его выхода. А фильм Кубрика до сих пор занимает первые строчки в разных рейтингах самых страшных фильмов в истории кинематографа. Все это в очередной раз доказывает одно единственное правило. Каждый человек должен заниматься своим делом. Писатели писать, а режиссеры снимать. Тогда и жизнь наша будет становится только лучше.

10 из 10

прямая ссылка

08 марта 2013 | 08:06

Так вышло, что с фильмом я познакомился только в 2019 году. После просмотра я могу с уверенностью сказать, что легендарная картина Стэнли Кубрика даёт фору многим современным ужастикам. Да, у фильма есть недочёты. Да, вы правы, если считаете, что это просто набор коротких хоррор-эпизодов, разбавленных длинными и порой лишними сценами. Да, сам Стивен Кинг забраковал картину. Но чёрт с ними, с недостатками. Просто посмотрите, дабы убедиться в хрупкости человеческой психики и готовности человека отказаться от своего рассудка и здравого смысла (в фильме буквально — ‘души’) за стаканчик живительного высокоградусного бальзама. Наглядный пример полной деградации психики человека в изолированном от внешнего мира пространстве. Сначала перед нами простой писатель, типичный средний американец, не обделённый пофигизмом, в том числе и по отношению к своей семье. Затем — демонстрирующий девиантное поведение буйный неадекват, то и дело взрывающийся по малейшему поводу и ловящий жуткие глюки. Ну а потом — законченный псих, преследующий жену и ребенка с топором наперевес. Просто загляденье!

Секрет внушаемого зрителю ужаса состоит в следующих приёмах:

1) Идеальный звук. Фоновая музыка вместе с приближением\отдалением камеры заставляет зрителя ощутить настоящий ‘саспенс’. Все эти поскрипывания, завывания, мрачные мотивы и имитация белого шума пробирают до костей. Только за звук можно накинуть этому фильму пару баллов и вынесение темы звука в название рецензии — не пустые слова. На нем держится весь успех фильма.

2) Контрасты как средство запугивания зрителя. Красивая женщина превращается в полуразложившуюся старуху, наполняющие зал посетители сменяются высохшими скелетами, живые девочки на миг предстают зарубленными насмерть. Контраст между жизнь и смертью и поразительно быстрый переход от живого состояния к мертвому словно дают понять, что от могилы человека отделяет всего один шаг.

3) Предвкушение неведомого. Природа всех ужасов нераскрыта. Враг всегда загадочен и неуловим. Он не локализован в пространстве, он вездесущ и ему не нужно проводить манипуляции с вашим физическим телом. Он просто может без труда залезть вам в голову и показать такие вещи, от которых у вас точно поедет крыша.

Смотрите ‘Сияние’. Больше скажу, его и пересматривать иногда можно, если вы ярый фанат фильмов ужасов. Это не порция адреналина на один вечер. Это совершенное искусство пугать и внушать беспокойство. Это та картина, после которой испытываешь особое послевкусие, когда тишина начинает давить на сознание, а в длинных коридорах (которыми изобилует фильм) надолго задерживаться ну никак не хочется.

8 из 10

03 октября 2019 | 06:54

Если посмотреть на фильмы 80-х годов и более старее то видно, великие и самые страшные идеи были уже воплощены и поэтому в последние годы появляется все больше и больше ремейков. Ну не хватает у людей фантазии, что поделать теперь. Молодежь уже избалована и страшных фильмов уже просто как говорят не существует. Не соглашусь. Новые фильмы, да, почти все не вызывают ужас и пугают только резкими появлениями из неоткуда. Вздрагивание на секунду и больше ничего. В старых же фильмах, лично для меня, все наоборот. При просмотре ощущается все по другому, может снимали так, а может просто атмосфера старых фильмов так дает о себе знать. Просмотр становится жутким и затягивающим. Каждый режиссер по своему выдавал страх. Старые фильмы намного сильней заставляли бояться, поэтому если выбирать ужастик, то конечно я предпочту старенький. Так я и познакомился с ‘Сиянием’ Стэнли Кубрика.

С творчеством Кубрика я знаком уже давно, его рука сразу чувствуется. Во первых декорации, не знаю как, но фильм Кубрика я смогу определить после минуты просмотра. Этот человек просто что-то невероятное, после его работ остается всегда такой осадок, что о фильме приходится думать еще как минимум три дня. Его работы не стоит перечислять, ведь пишу я про ‘Сияние’. Этот фильм не столько страшный-сколько психологически давит. Книгу Кинга я не читал поэтому сравнить не могу. Фильм хоть и не дает оторваться, но все же не такой страшный. Может и в свое время он был хитом, но в данный момент таким уже никого не удивишь и я думаю его стоит рассматривать как ужасы.

Стивен Кинг не хотел чтобы Джек Николсон играл главную мужскую роль потому-что его выражение лица уже выглядит безумно. Согласен со Стивеном, но есть одно но. Кто как не Джек бы изобразил такой приступ потери рассудка? Джек гениальный актер и очень жаль, что последнее время он снимается все реже. От его мимики можно свихнуться самому, не представляю как партнерам по съемочной группе удавалось спокойно на него смотреть. Это настоящий псих и я ему правда верил. Что касается женской роли то тут Стенли ошибся, хотя конечно не мне судить, но на мой взгляд Шелли Дюваль вообще не подходит сюда. Не понравилась она мне, портила впечатление. Почему нельзя было взять девушку ну чуть чуть посимпатичнее? Я не говорю про тупую красавицу, нет, просто Шелли точно не эталон красоты. Уж простите.

Поговорить о фильме? Думаю не стоит ведь за меня тут многие все сказали. У меня после просмотра осталось много эмоций и я написал про все, что меня мучило. Если вы ждете море кровищи и мясорубки-обходите стороной, это не для вас. Хотите что-то вроде психологического триллера, то может и понравится. В общем фильм на любителя, но как по мне на один разок. Спасибо.

прямая ссылка

07 октября 2012 | 16:13

К экранизациям Стивена Кинга я отношусь с предубеждением, потому что получаются они на редкость дешёвыми. Садясь за «Сияние», ожидала увидеть очередной трэш. Какое там!

В этом психологическом триллере нет ни одной «мясной» сцены. Зато эффект! Вот уж действительно, кровь стынет в жилах. Даже не верится, что это 1980 год.

Сюжет – самый что ни на есть классический. Счастливая семья попадает в странное место, и… А вот тут и начинаются расхождения с современными ужасами.

Фильм состоит из отдельных фрагментов, как бы вырванных из дневника. С каждым днем обстановка в отеле накаляется. Личность отца разрушается на глазах. Каждая сцена тянется невыносимо долго и томительно, держа зрителя в постоянном бесплодном напряжении. Бесплодном потому, что сцены эти ничем «таким» не заканчиваются.

Но все компенсируется финалом. Вот тут-то появляется и первая кровь, и борьба с жертвой, и прятки-догонялки. Опять же всё сделано тонко и не топорно. Николсон – настоящий безумец, а не просто мужик с топором. А красота снежных аллей даже заставляет отвлечься от действия.

прямая ссылка

22 октября 2010 | 16:03

показывать: 10255075100200

181—190 из 372

Тест-драйв Volvo V90 Cross Country

Новый Volvo V90 Cross Country больше не носит внедорожный индекс XC, как его предшественник. Теперь эта модель напоминает уже кроссовер, а не просто слегка приподнятый универсал

Водитель белой «шестерки» в последний момент заметил корову, хотя она пересекала дорогу медленно и торжественно. Тормозил он в дым и со скрежетом выкручивал руль. Машина описала дугу перед длинным капотом Volvo V90 Cross Country и оказалась на встречке. Шведский универсал тут же заметил опасный маневр, выдав предупреждение на приборке.

Хрестоматийный владелец XC70 носит панаму, пышные седые усы и толстую клетчатую рубашку, а в багажнике возит лохматую собаку. По выходным он сидит на берегу речки с удочкой и сокрушается, что резвящаяся молодежь распугивает ему рыбу. V90 Cross Country – это вроде бы тоже универсал повышенной проходимости, но все-таки не равнозначная замена «семидесятке».

Автомобиль стал крупнее, но прибавка в колесной базе в основном коснулась задних пассажиров. Это и наличие на втором ряду собственного раздельного климат-контроля говорит об их изменившемся статусе. Багажник вырос незначительно, до 560 л (+5 л), пол стал ниже, вот только пускать собаку на качественную и светлую обивку уже жалко.

Volvo попыталась уйти от «возрастного» и сугубо практичного имиджа. Ради эффектного силуэта линию крыши сделали ниже, а окна – более узкими. Бампер выпячен, капот удлинен не только ради безопасности – это подчеркивает премиальные амбиции. Черный защитный обвес теперь окрашенный, а при желании можно сделать его одного цвета с кузовом. Новая модель напоминает кроссовер, хотя больше не носит внедорожный индекс XC. В Осетии и Ингушетии Volvo – редкий гость, но на новую модель с грозными фарами-молотами здесь смотрят с интересом и, главное, уважением.

То же самое и в интерьере – хром, выпуклое мореное дерево, фрезерованный металл динамиков и кожа с прострочкой. От скандинавского стиля здесь остались разве что натуральные материалы и практичность, от присущих ему минимализма и лаконичности не осталось валуна на валуне. Мягкие плавные формы деталей если и вызовут ассоциации с северной природой, то эта картинка будет яркой и приукрашенной. В то же время атмосфера в салоне уютная и дружелюбная. Кресла, оснащенные регулировкой поясничного подпора, боковой поддержки и длины подушки, максимально подстраиваются под любого водителя.

Ориентируясь на немецких конкурентов, Volvo не стремится копировать их решения, а предлагает свои. Чего, например, стоит встроенный в заднее сиденье детский бустер. С одной стороны, здесь все вполне привычно: подрулевые лепестки, фиксированные положения рычага АКП. С другой, двигатель запускает не кнопка, а поворот красивого переключателя, режимы движения меняет граненый цилиндрик. Если и потребует привыкания, то недолгого. Вытянутый по вертикали тачскрин необычен только на первый взгляд – современный человек со смартфоном такой формат оценит. Кроме того, на нем одновременно уместятся и карта, и виртуальные кнопки климат-контроля.

Мультимедийная система называется сложно – Sensus Connectivity. С тем же успехом можно было дать ей имя Грундталь, Вистофта, Скуббаре, как какой-нибудь штуковине из Ikea. Чтобы разобраться с ее функциями, не нужна инструкция: логика меню смартфонная с иконками приложений и перелистыванием экранов. Единственная физическая кнопка – Home, как на самом настоящем смартфоне. Естественно, интеграция с мобильными устройствами тоже велика: можно не только подключить телефон и планшет к системе, но и управлять с него машиной с помощью Volvo On Call. Можно узнать температуру в салоне, местоположение машины, разблокировать двери и запустить мотор. Все это при наличии мобильной связи.

В салоне приятно басит во все свои 19 динамиков акустика Bowers&Wilkins, заглушая те немногочисленные шумы, что проникают в салон. На прямых шоссе с хорошей разметкой можно включить массаж спины, перевести машину в эко-режим и доверить управление электронике: она не только держит дистанцию до передних машин, но и сама рулит в пологих поворотах.

Уверенные действия подкупают, но не стоит забывать, что «автопилот» видит край дороги, только если он отмечен белой полосой. На горных серпантинах слежение за разметкой уже мешает – хочешь наехать колесами на линию и пройти поворот более полого, а руль сопротивляется. Здесь уместно ограничить вмешательство электроники и взять управление на себя. Режим Dynamic обостряет реакции на педаль «газа», поджимает амортизаторы, но не перегружает спортом. Автомобиль с задней пневмоподвеской все равно едет достаточно мягко и отмечает только острые стыки и трещины.

Под длинным капотом V90 Cross Country устанавливают исключительно двухлитровые четырехцилиндровые моторы – бензиновые и дизельные. Чтобы повысить их отдачу, шведский производитель идет на различные ухищрения, колдует с наддувом. Тем более, что новый универсал тяжелее, чем XC70. В версии D4 (190 л.с. и 400 Нм) это вполне обычный дизельный SUV с динамикой на уровне «семидесятки» – 8,8 с до 100 км/ч и 210 км/ч максимальной скорости.

Вариант D5 форсирован до 235 л.с. и 480 ньютон-метров. Время разгона сокращено более чем на секунду, а по ощущениям, еще больше. Прежде всего, благодаря системе PowerPulse – она запасает сжатый воздух в специально баллоне и при старте с места раскручивает им турбину, помогая ей выбраться из «ямы». Напор, с которым разгоняется автомобиль, впечатляет. Бензиновая топ-версия T6 еще быстрее – 6,3 с до «сотни». Благодаря сочетанию механического нагнетателя и турбокомпрессора с двух литров сняли 320 л.с. и 400 Нм момента.

Конечно, цифры впечатляют больше, чем реальная динамика – характер мотора все равно сохраняет присущую Volvo интеллигентность. Все равно это очень быстрый вариант, хотя и непрактичный с точки зрения расходов на бензин и транспортный налог. Для бережливых младший бензиновый вариант T5 дефорсировали до 249 л.с., а в среднем такой автомобиль потребляет на пол-литра бензина меньше, чем T6.

Ингушетия – страна башен. Здесь изящные оборонительные сооружения сохранились со средневековья практически в первозданном виде. Но и дороги к ним с тех пор практически не изменились – поле, грунтовка, узкие осыпающиеся серпантины, острые камни. Пришлось даже преодолевать брод, по ощущениям более глубокий, чем разрешенные 30 см. Здесь пригодился и большой дорожный просвет в 210 мм, и полный привод, и комфортный режим амортизаторов, в котором автомобиль на 19-дюймовых дисках мягко проходит неровности.

Пару раз пришелся кстати и внедорожный режим, демпфирующий педаль «газа», добавляющий тяги на задние колеса и ассистирующий на крутых спусках. В подобных приключениях этот универсал вселяет слишком большую уверенность. Главное – беречь колеса: под полом багажника спрятана только докатка.

Цены на V90 Cross Country начинаются от 39 600 долларов за версию T5. Дизельный вариант D4 стоит 42 700 долларов, а за D5 придется доплатить еще 1 700 долларов. Самый дорогой вариант T6 будет стоить 47 500 долларов. Базовая версия Plus оснащена уже довольно неплохо: мультимедиа, двухзонный климат-контроль и весь набор страхующей электроники. Помимо нее, предлагается вариант Pro на 2 600 долларов дороже.

Конкуренты с точки зрения цены выглядят не так привлекательно. За Audi A6 allroad quattro с 3-литровым бензиновым мотором (333 л.с.) стоит 49 700 долларов. Mercedes-Benz E-Class All Terrain со 195-сильным дизелем обойдется минимум в 51 500 долларов.

Есть у шведского универсала повышенной проходимости еще одно преимущество. Несмотря на окрашенный обвес, заявку на премиум и высототехнологичность, V90 Cross Country по-прежнему без особых проблем съезжает с асфальта. Как и строители ингушских башен, шведский производитель чувствует себя увереннее на высоте, в то время, как Audi и Mercedes-Benz отказались от большого дорожного просвета в пользу легковой управляемости.

Тип
Универсал повышенной проходимостиУниверсал повышенной проходимостиУниверсал повышенной проходимости
Размеры: длина/ширина/высота, мм
4939/1879/15434939/1879/15434939/1879/1543
Колесная база, мм
294129412941
Дорожный просвет, мм
210210210
Объем багажника, л
560-1526560-1526560-1526
Снаряженная масса, кг
1920-19661920-19661920-1966
Полная масса, кг
2390-24402390-24402390-2440
Тип двигателя
4-цилиндровый турбодизель4-цилиндровый турбодизельБензиновый 4-цилиндровый, с турбонаддувом и нагнетателем
Рабочий объем, куб. см
196919691969
Макс. мощность, л.с. (при об/мин)
190/4250235/4000320/5700
Макс. крут. момент, Нм (при об/мин)
400/1750-2500480/1750-2250400/2200-5400
Тип привода, трансмиссия
Полный, АКП8Полный, АКП8Полный, АКП8
Макс. скорость, км/ч
210230230
Разгон от 0 до 100 км/ч, с
8,87,56,3
Расход топлива, л/100 км
5,35,77,9
Цена от, USD
42 70044 40047 500

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Наука о неравенстве: почему люди предпочитают неравные общества | Неравенство

Любой, кто ищет доказательства того, что люди от природы отвращаются к неравенству, найдет многочисленные лабораторные исследования, которые, по-видимому, подтверждают его точку зрения. Исследования показали «всеобщее стремление к более равной оплате труда», «эгалитарные мотивы у людей», «эгалитаризм маленьких детей» и «равенство важнее взаимности». Поиск в Google Scholar по запросу «неприятие неравенства» дает более 10 000 статей, имеющих отношение к этой теме.

Когда испытуемых в лабораторных исследованиях просят разделить ресурсы между не связанными между собой людьми, они, как правило, делят их поровну. Если предыдущая ситуация привела к существовавшему ранее неравенству, люди будут неравномерно распределять будущие ресурсы, чтобы исправить или минимизировать неравенство между другими. Эта предвзятость настолько сильна, что испытуемые иногда предпочитают равные результаты, при которых все получают меньше в целом, чем неравные результаты, когда в целом все получают больше.

Люди выражают гнев по отношению к тем, кому выгодно неравное распределение.Некоторые субъекты будут платить, чтобы наказать их

Более того, люди, похоже, рассматривают равное распределение ресурсов как моральное благо; они выражают гнев по отношению к тем, кому выгодно неравное распределение. Это возмущение настолько велико, что субъекты будут платить, чтобы наказать неравных дистрибьюторов. Одно исследование, изучающее это в 15 различных культурах, показало, что представители всех групп населения продемонстрировали некоторую готовность применять дорогостоящее наказание третьей стороной за неравное разделение ресурсов — хотя величина этого наказания существенно варьировалась в зависимости от населения.

Исследования детей в возрасте от трех до восьми лет обнаруживают аналогичную предвзятость в отношении равенства. Трехлетние дети делят ресурсы поровну между третьими сторонами, в то время как шестилетние дети демонстрируют еще более сильную приверженность к равному распределению, настаивая на выбрасывании дополнительных ресурсов, вместо того, чтобы позволять неравномерно распределять их между двумя отсутствующими третьими сторонами.

В одном исследовании детям от шести до восьми лет было поручено раздать ластики двум мальчикам, которые убирались в своей комнате.Когда было нечетное количество ластиков, дети настаивали, чтобы экспериментатор выбросил лишний ластик в мусор, а не устанавливал неравное разделение. Они ответили таким образом, даже если получатели никогда не узнают, что кто-то из них получил меньше, предполагая, что дети не беспокоились о чувствах получателя, но были против создания неравенства, даже если никто из получателей не знал об этом.

Еще более красноречиво то, что дети с такой же вероятностью отвергнут неравное распределение, когда они отражают щедрость (дистрибьютор передал все свои конфеты получателю), и когда они отражают эгоизм (дистрибьютор оставил все конфеты себе).Это говорит о том, что отказ — это именно отвращение к неравенству, а не наказание за эгоизм.

«Стремление к неравенству»

Учитывая эти результаты, можно ожидать, что, когда людей просят распределить ресурсы между реальной группой людей, они выберут равное распределение ресурсов между всеми сегментами общества. Но они этого не делают.
Недавнее исследование Нортона и Ариели привлекло заслуженное внимание средств массовой информации, поскольку оно показало, что люди недооценивают степень неравенства в нашем обществе и предпочитают более эгалитарное общество тому, в котором, по их мнению, они живут.

Авторы описывают свои исследования как изучение «разногласий по поводу оптимального уровня неравенства благосостояния» и сообщают о находке «удивительного уровня консенсуса: все демографические группы — даже те, которые обычно не связаны с перераспределением богатства, такие как республиканцы и богатые — желали более равномерного распределения богатства, чем статус-кво ». Статья Ариэли была озаглавлена: «Американцы хотят жить в гораздо более равноправной стране (они просто не осознают этого)».

Американцы хотят жить в гораздо более равноправной стране (они просто не осознают этого)
The Atlantic headline

Эти выводы верны: участники этих исследований действительно ли предпочли большее равенство, чем текущая ситуация.Но результаты также показывают, что они не особо беспокоились о большом неравенстве. Вместо этого эти испытуемые утверждали, что в идеальном обществе люди из верхних 20% должны иметь более чем в три раза больше денег, чем люди из нижних 20%.

Когда им был предоставлен принудительный выбор между равным и неравным распределением богатства и предложено предположить, что им будет случайным образом назначен любой человек, от самого богатого до самого бедного (то есть «завеса невежества»), половина испытуемых открыто отвергала вариант равного распределения богатства, отдавая предпочтение неравенству.Таким образом, данные показывают, что когда дело доходит до распределения богатства в реальном мире, люди предпочитают определенную степень неравенства.

Это предпочтение неравенства проявляется в 16 других странах, среди людей как левого, так и правого политического спектра, а также среди подростков. Как выразился Нортон: «Люди проявляют стремление к неравенству — не слишком равному, но и не слишком неравному».

Фактически, эти данные могут фактически недооценивать предпочтения людей неравномерному распределению.В одном последующем исследовании вопрос Нортона и Ариели о доле богатства, который должен соответствовать каждому квинтилю американского населения, противопоставлялся вопросу о том, каким должен быть средний уровень благосостояния в каждом квинтиле. Первый вопрос привел к идеальному соотношению самых бедных и самых богатых около 1: 4, но для последнего соотношение подскочило до 1:50. И когда участникам объяснили связь между двумя вопросами, большинство выбрало более высокий коэффициент неравенства как отражение их фактических убеждений по обоим параметрам.

Предпочтение справедливости


Как можно согласовать это предпочтение неравенства в реальном мире с сильным предпочтением равенства, обнаруженным в лабораторных исследованиях? Мы предполагаем, что это несоответствие возникает из-за того, что лабораторные данные фактически не свидетельствуют о том, что отвращение к неравенству приводит к предпочтению равного распределения. Напротив, все эти результаты согласуются как с предпочтением равенства, так и с предпочтением справедливости, потому что исследования разработаны таким образом, что равный результат также является справедливым.

Это связано с тем, что получатели неотличимы по таким соображениям, как нужды и заслуги. Следовательно, независимо от того, чувствительны ли субъекты к справедливости или равенству, они будут склонны распределять блага поровну. Эта идея подтверждается многочисленными исследованиями, в которых справедливость тщательно отличается от равенства. Эти исследования показывают, что люди предпочитают справедливость равенству.

Предпочтение справедливости будет диктовать предпочтение неравным результатам в реальных обществах.

Рассмотрим ситуацию с двумя людьми, идентичными во всех отношениях, когда один получает 10 долларов, а другой — ничего.Это явно неравно, но справедливо ли это? Может быть, если распределение было случайным. А взрослые считают справедливым использовать беспристрастные процедуры, такие как подбрасывание монет и лотереи, при распределении самых разных ресурсов.

У детей похожие взгляды. В описанных выше исследованиях использования ластиков для уборки комнаты, если детям дают справедливую «вертушку», чтобы случайным образом выбирать, кому достанется дополнительный ластик, они счастливы создать неравенство. Один человек получает два ластика, а другой — один (или 10 и ноль, если на то пошло), может быть вполне справедливым и приемлемым, хотя это явно не равнозначно.

Отсюда следует, что если кто-то считает, что (а) люди в реальном мире демонстрируют различия в усилиях, способностях, моральном достоинстве и так далее, и (б) справедливая система принимает во внимание эти соображения, то предпочтение отдается справедливость диктует, что в реальных обществах следует предпочесть неравные результаты.

Том Тайлер использует связанный аргумент, чтобы объяснить, почему не существует более сильной степени общественного возмущения перед лицом экономического неравенства. Он утверждает, что американцы считают американскую рыночную систему справедливой процедурой распределения богатства и, соответственно, твердо верят в возможность социальной мобильности.Таким образом, с этой точки зрения недовольство людей текущей социальной ситуацией будет лучше предсказываться их убеждениями о несправедливости распределения богатства, чем их убеждениями о неравенстве.

Теории относительности


Люди могут иметь другие мотивы, предпочитающие неравное распределение богатства в их обществе. Одно из таких соображений не имеет ничего общего с абстрактным стремлением к справедливости, а вместо этого отражает желание иметь больше, чем другие. Интересно, что эти желания не всегда направлены на увеличение абсолютной суммы, но часто для повышения статуса одного человека по отношению к другим.

Например, исследования доходов и счастья показали, что после достижения базового уровня богатства относительное богатство становится более важным для общего счастья. Точно так же огромное количество исследований в области социальной психологии обнаруживает, что люди постоянно сравнивают себя с другими. Знание того, что ваш доход намного выше (или ниже), чем у соседа, существенно влияет на счастье. Как сказал Гор Видал: «Каждый раз, когда у друга получается, я немного умираю».

Каждый раз, когда мой друг добивается успеха, я немного умираю
Гор Видал

Эта мотивация «относительного преимущества» может побуждать к стремлению к неравному распределению.В самом деле, чтобы добиться теплого сияния, связанного с относительным преимуществом, люди даже готовы платить сами за сокращение доходов других.

Даже маленькие дети демонстрируют такое относительное стремление к выгоде. Пятилетние дети часто отказываются от равных выплат двух призовых жетонов для себя и двух призовых жетонов для другого ребенка и вместо этого выбирают для себя только один жетон, если это означает, что другой ребенок не получит ни одного. Неравенство, связанное с относительным преимуществом, настолько привлекательно, что перевешивает как стремление к справедливости, так и стремление к абсолютной выгоде.

Еще одним мотивом для неравенства может служить идея о том, что неравенство необходимо для мотивации к трудолюбию и обеспечения социальной мобильности. Например, Нортон утверждает, что люди предпочитают неравенство, потому что они рассматривают его как движущую силу, которая заставляет людей работать усерднее и лучше, зная, что это может улучшить их положение в жизни и положение их детей.
Это убеждение влечет за собой своего рода «меритократическую мобильность» — и такая мобильность действительно является необходимым условием для того, чтобы неравноправное общество было справедливым.В конце концов, общество, лишенное мобильности, — это общество, в котором те, кто родился в бедности, остаются в бедности, несмотря на их упорный труд и изобретательность.

Неудивительно, что вера в меритократическую мобильность связана с большей терпимостью к неравенству, что выражается в меньшем дискомфорте в связи с существующим неравенством благосостояния, меньшей поддержке перераспределения образовательных ресурсов и меньшей готовности поддерживать повышение налогов для богатых.

С этой точки зрения культурные различия в ожиданиях мобильности могут объяснить различия в терпимости к неравенству между культурами.Например, американцы могут иметь необоснованную терпимость к неравенству отчасти потому, что они склонны переоценивать степень мобильности в Соединенных Штатах, которая на самом деле ниже, чем в таких местах, как Канада и большая часть Европы.

Одна из причин отсутствия мобильности заключается в том, что распределение доходов в Соединенных Штатах — расстояние между самыми бедными и богатыми гражданами — намного больше, чем в конкурирующих странах. Для перехода от 10-го процентиля к 90-му процентилю в Дании требуется увеличение дохода на 45 000 долларов США, но для того, чтобы сделать такой же скачок в Соединенных Штатах, потребуется прибавка на 93 000 долларов США.

И ситуация не улучшается. В то время как 92% американских детей, родившихся в 1940 году, продолжали бы зарабатывать больше, чем их родители, только 50% детей, родившихся в 1980 году, сделали это.

Последствия неравноправного общества

Хотя озабоченность по поводу справедливости может мотивировать предпочтение неравенства, существуют различные уравновешивающие психологические силы, которые могут побуждать людей поддерживать равенство. Одна из них — беспокойство о последствиях неравноправного общества. То есть, даже если у людей нет проблем с неравенством как таковым, оно может иметь негативные последствия, которых люди мотивированы избегать.
Во-первых, по мере роста неравенства уменьшается самооценка счастья, особенно среди 40% беднейших получателей дохода. Одна из причин этого заключается в том, что «относительное невыгодное положение» оказывает большее отрицательное влияние на благосостояние, чем относительное преимущество оказывает положительное влияние. Когда люди знают свое место в общем распределении доходов, те, кто находится на нижнем конце шкалы, сообщают о меньшей удовлетворенности работой, а те, кто находится на более высоком уровне, не сообщают о большей удовлетворенности.

По мере роста неравенства счастье, о котором сообщают сами люди, уменьшается, особенно среди 40% беднейших получателей дохода

Это также оказывает негативное влияние на производительность: работники, которые знают, что они находятся на нижней стороне распределения, уменьшают свои усилия, но зная тот, что находится на верхнем уровне, не приводит к увеличению усилий.
Однако неясно, вызваны ли разрушительные последствия неравенства для счастья неравенством как таковым или восприятием несправедливого неравенства . То есть остается открытым вопрос, пострадали бы люди, которые получают меньше, чем другие, в снижении счастья и производительности, если бы они считали, что находятся в справедливой системе: такой, в которой усиление усилий с их стороны может привести к социальной мобильности.

В нынешних экономических условиях в Соединенных Штатах и ​​других богатых странах опасения по поводу справедливости приводят к тому, что предпочтение отдается снижению текущего уровня неравенства.Однако в различных других обществах по всему миру и на протяжении всей истории (например, столкнувшись с коммунистическими идеалами бывшего СССР) опасения по поводу справедливости приводят к гневу из-за слишком большого равенства. Чтобы понять эти противоположные побуждения, нужно сосредоточиться не на том, приводит ли система к относительно равному или неравному распределению богатства, а на том, считается ли это справедливым.

Что действительно беспокоит людей?


Как и большинство подобных психологических утверждений, наше предложение имеет в лучшем случае косвенные последствия для государственной политики.Даже если средний человек желает несколько неравного общества, можно возразить, что люди ошибаются в том, чего они хотят. Возможно, людям действительно было бы лучше в абсолютно равноправном обществе — они просто не знают об этом.

Однако мы видим два следствия этой работы.

Признание того, что справедливость и равенство различны, не может быть просто примечанием к эмпирическим исследованиям.

Во-первых, очевидно, что многие люди дезинформированы о том, насколько хорошо их общество соответствует их идеалам.Они ошибаются в том, сколько существует неравенства, полагая, что текущая ситуация намного более равная, чем она есть на самом деле. Более того, американцы преувеличивают представления о степени социальной мобильности в Соединенных Штатах и, следовательно, о том, насколько нынешняя американская рыночная система является справедливой процедурой распределения богатства.

Мы утверждали, что взгляды на справедливость в наибольшей степени предсказывают недовольство экономическим неравенством. Таким образом, общественное просвещение о фактическом текущем уровне мобильности поможет обеспечить, чтобы моральная оценка людей мира, в котором они живут, основывалась на соответствующих фактах.

Во-вторых, в современном политическом дискурсе часто смешиваются различные проблемы, которые следует рассматривать как отдельные. Беспокойство по поводу неравенства сочетается с опасениями по поводу бедности, эрозии основных прав и — как мы здесь сосредоточили — несправедливости.

Если верно, что неравенство само по себе не является тем, что беспокоит людей, то нам, возможно, будет лучше, если мы будем более тщательно разбираться в этих проблемах и смещать акцент на проблемы, которые для нас важнее.

Признание того, что справедливость и равенство различны, не может быть просто сноской к эмпирическим исследованиям и не может быть редко упоминаемой мелочью в политических дискуссиях, которые борются с несправедливостью, но строят разговор с точки зрения равенства.

Прогрессу в лаборатории и в реальном мире будет способствовать сосредоточение дискуссии на том, что именно волнует людей — справедливости — а не на том, что людей не волнует — равенстве.

Это отредактированная версия статьи Почему люди предпочитают неравное общество s , впервые опубликовано в журнале Nature Human Behavior 7 апреля 2017 года.Доктор Старманс — доктор психологии, доктор Шескин — доктор когнитивных наук, а доктор Блум — профессор психологии Брукса и Сюзанны Рейджен в Йельском университете.

CFD-моделирование наружной вентиляции типовых городских конфигураций с разной плотностью населения и одинаковой или неравной шириной улиц

https://doi.org/10.1016/j.buildenv.2015.04.018Получить права и контент

Основные моменты

Представлен подробный обзор литературы по CFD-исследованиям наружной вентиляции.

Этот обзор показывает отсутствие исследований для типовых конфигураций с неравной шириной улиц.

Здесь: новые модели CFD типовых конфигураций с равной / неравной шириной улиц.

Воздействие главной улицы на наружную вентиляцию зависит от направления ветра.

В целом главная улица обычно полезна для вентиляции нижнего бьефа.

Abstract

Наружная вентиляция очень важна для здоровой и пригодной для жизни городской среды. На него сильно влияют скорость и направление ветра, на которые, в свою очередь, влияет морфология города. В этой статье сначала представлен подробный обзор литературы по CFD-исследованиям наружной вентиляции для типовых городских конфигураций. Обзор указывает на явный недостаток исследований городских конфигураций, в которых не все параллельные улицы имеют одинаковую ширину.Далее в документе представлены моделирований наружной вентиляции с помощью вычислительной гидродинамики (CFD) для типовых конфигураций с параллельными улицами одинаковой и неравной ширины. Трехмерные устойчивые уравнения RANS со стандартной моделью k ɛ и пассивным скалярным уравнением переноса используются для расчета эффективного местного среднего возраста воздуха на пешеходном уровне в качестве показателя эффективности удаления загрязняющих веществ. Исследование основано на анализе сходимости сетки и подтверждении ранее опубликованных измерений в аэродинамической трубе.Влияние центральной и более широкой главной улицы на характер скорости ветра и на эффективный местный средний возраст воздуха в окружающей местности анализируется для различных направлений ветра. Для направлений ветра, наклонного или перпендикулярного к главной улице, наличие этой главной улицы обычно улучшает эффективность вентиляции, поскольку главная улица действует как сток чистого воздуха. Однако это обычно не относится к параллельному направлению ветра, когда более высокая скорость потока через главную улицу снижает скорость потока через параллельные более узкие улицы, что отрицательно сказывается на их эффективности вентиляции.

Ключевые слова

Городской ветровой поток

Аэродинамика зданий

Городская физика

CFD

Эффективность вентиляции

Естественная вентиляция

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

Copyright © 2015 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Предприятия, принадлежащие чернокожим, сталкиваются с неравными возможностями восстановления

В 2014 году братья Моисей и Морис Харрис решили построить бизнес, который они хотели видеть в своем быстро облагораживающемся районе Лос-Анджелеса — это местное, ярко оформленное пространство, где каждый чувствует себя желанным гостем.

Их бизнес-план для Bloom & Plume Coffee объединил в себе видение Мориса как художника и создателя (он управляет успешным бизнесом в области цветочного дизайна) и навыки Мозеса в финансах. Они подали свою первую чашку кофе в январе 2019 года.

Видео

Строительство сообщества через танец

Вирджиния Джонсон, художественный руководитель Театра танца Гарлема, обсуждает поддержку сообществ в кризисной ситуации.

«Мы очень сильно хотели создать пространство принадлежности», — сказал Моисей. «Мы чувствовали, что, учитывая то, что мой брат был гомосексуалистом, а мы афроамериканцами, мы действительно хотели создать намеренное пространство, в котором сообщество, члены нашей команды и наши продукты действительно находятся в центре того, что мы делаем».

Путь к открытию Bloom & Plume был извилистым, начиная с управления кредитным процессом. Несмотря на банковское образование Мозеса и опыт Мориса в качестве предпринимателя, братьям было отказано от 35 до 40 традиционных банков, прежде чем они получили ссуду Ассоциации малого бизнеса (SBA) через местное финансовое учреждение по развитию общин (CDFI), принадлежащее чернокожим.

«Въезд в финансовые учреждения — это как найти иголку в стоге сена», — сказал Моисей.

Несмотря на наличие значительного залога — собственный капитал в доме, принадлежащем Моисею, покрывал сумму ссуды — и наличие стабильного дохода и деловой хватки, он формировал отношения с кредитором, «который был похож на него», что имело значение для Моисей. Они не могли получить ссуду «до тех пор, пока одно учреждение, принадлежащее чернокожим, не нашло время, чтобы снять слой, чтобы по-настоящему взглянуть на наш кредитный пакет», — сказал он.

Итак, когда в марте 2020 года в Калифорнии из-за кризиса COVID-19 из-за кризиса, связанного с COVID-19, Калифорния издала приказ о домохозяйствах, Моисей точно знал, кому звонить.

С помощью своего кредитора они получили ссуду в размере примерно 26 000 долларов в рамках федеральной программы защиты зарплаты (PPP). Они использовали средства, чтобы вернуть сотрудников, которых им пришлось уволить, и запустили службу доставки и платформу электронной коммерции. Превратив запасную спальню в доме Мориса в импровизированный склад, они упаковали кружки и одежду, украшенную фирменным дизайном Bloom & Plume «кулак и цветок».

Даже с этими новыми потоками доходов, продажи и продажи через электронную торговлю не соответствовали доходам до пандемии COVID-19, полученным от покупателей в магазинах. «Это было действительно страшно», — сказал Моисей. «Я отправил нашему кредитору письмо по электронной почте и сказал:« Если эти дни продолжатся и тенденция сохранится, то нам конец. Придется сбросить карты ».

Для предприятий, принадлежащих чернокожим, таких как Bloom & Plume, существовавшее ранее неравенство усугубилось экономическим кризисом, вызванным пандемией.

Кризис COVID-19 заставил миллионы владельцев малого бизнеса пересмотреть свои модели или полностью переключиться на другую передачу.Для предприятий, принадлежащих чернокожим, таких как Bloom & Plume, существовавшее ранее неравенство усугубилось экономическим кризисом, вызванным пандемией. Даже повышенное внимание к расовой справедливости и равенству сопряжено с проблемами и внесло неопределенность иного рода. Движение вызвало всплеск нового бизнеса для таких владельцев, как Моисей и Морис, а также вопросы об устойчивости этого нового потребительского спроса. Все эти переплетенные сложности иллюстрируют уникальный опыт владельцев бизнеса чернокожих в прошлом и за последний год.

Неравный доступ к капиталу

Исследование за исследованием показывали, как разрыв в расовом богатстве и скрытая предвзятость ограничивают доступ чернокожих предпринимателей к капиталу. Создание поддерживающих экосистем для смягчения институциональных барьеров, которые приводят к ограничению доступа к капиталу и ухудшению перспектив роста бизнеса для предприятий, принадлежащих черным, непросто. Даже с учетом таких факторов, как «характеристики и результаты деятельности фирмы», предприятия, принадлежащие чернокожим, по-прежнему на 20 процентов реже получают ссуду в крупном банке, чем предприятия, принадлежащие белым.

Эти препятствия на пути налаживания прочных отношений с финансовыми учреждениями затрудняют получение финансовой помощи, например, при получении ссуды ГЧП. В рамках федеральной программы помощи малому бизнесу было предложено 377 миллиардов долларов в первые недели кризиса COVID-19. Хотя изначально от владельцев бизнеса требовалось обращаться к стороннему кредитору, например, к банку или кредитному союзу, в мае 2020 года SBA объявило о дополнительном финансировании CDFI, например, с которыми братья Харрис сотрудничали, для предоставления кредитов ГЧП.

«Когда случается что-то вроде этой пандемии, она просто приходит и уничтожает эти предприятия, потому что они не были должным образом подготовлены с самого начала», — сказала Фэй Хорвитт, генеральный директор Forward Cities, некоммерческой организации экономического развития, которая помогает создавать более справедливые предпринимательские экосистемы.

«У них может даже не быть сетей, чтобы вовремя добраться до приложения PPP, даже если у них была надлежащая информация», — сказал Хорвитт.

Подобно братьям Харрисам из Bloom & Plume, многие черные владельцы бизнеса, с которыми мы разговаривали, импровизировали и продолжали настойчиво продолжать пандемию.Но эксперты говорят, что любой план восстановления экономики должен учитывать существующие препятствия на пути к богатству, в том числе ту роль, которую расовые предубеждения могут играть в банковском деле.

«Раньше нормальный бизнес не подходил для черных», — сказал Марк Филпарт, управляющий директор PolicyLink, национальной некоммерческой организации, деятельность которой направлена ​​на продвижение расовой и экономической справедливости. «Как нам переосмыслить наш подход? Как этот опыт во время пандемии может быть для нас, как нации, шансом в коконе, чтобы мы возникли таким образом, чтобы позволить предприятиям оказаться на другой основе, чем они были раньше? »

Расовый расчет, за которым следует внезапный рост и вопросы устойчивости

Владелец малого бизнеса Дионна Дорси знает, как выжить в экономической нестабильности — именно это в первую очередь побудило ее стать предпринимателем.Как молодой графический дизайнер, она пережила несколько раундов увольнений, прежде чем в конце концов потеряла офисную работу в 2008 году. Вскоре после этого она открыла свой первый бизнес, Dionna Dorsey Design.

«[Я] не мог получить работу, [поэтому] в конце концов я просто нанял себя», — сказал Дорси. В 2014 году, через несколько лет после создания списка клиентов по графическому дизайну, она открыла дополнительный бизнес — бренд одежды District of Clothing.

После того, как разразилась пандемия COVID-19, ее проектная компания увидела сокращение охвата клиентов на 75%.Затем она обратила свое внимание на свой интернет-магазин, где она продает одежду с вдохновляющими сообщениями. Бренд одежды вскоре стал ее основным источником дохода.

На одежде были надписи — например, «Хороший создатель проблем» в честь покойного лидера борцов за гражданские права Джона Льюиса. После смерти Ахмауда Арбери, убитого во время бега трусцой, и последовавших за этим убийств полицией Бреонны Тейлор, Джорджа Флойда и других чернокожих американцев, послание, которое Дорси продвигала в течение многих лет через свое искусство, нашло новый резонанс.

«Это были истины и убеждения, напечатанные на одежде, которые мы проектируем и представляем на протяжении почти шести лет. Итак, я думаю, что люди просто подключаются к подлинности, и я думаю, что люди подключаются к истине. Люди подключаются к поиску сообществ с единомышленниками », — сказал Дорси.

Она получила более 2100 заказов в 2020 году по сравнению с 267 заказами в 2019 году — почти на 680 процентов больше, чем за год.

В магазине

Bloom & Plume Coffee также наблюдался всплеск продаж после убийства Джорджа Флойда.Когда пользователи социальных сетей запустили #BlackOutTuesday, братья Харрис были ошеломлены количеством полученных заказов, поскольку они все еще учились поддерживать бизнес электронной коммерции. «Такой гиперрост действительно неустойчив, и это очень тяжело для нашего тела. У нас не было инфраструктуры для этого. Мы не были готовы. Наши поставщики не были готовы », — сказал Мозес Харрис.

Доктор Кристиан Эдвардс, основатель BLK + GRN, торговой площадки, где продаются полностью натуральные продукты личной гигиены, принадлежащие черным, также стал свидетелем роста бизнеса во время подъема движения Black Lives Matter.

«Исторически у нас всегда были покупательницы из числа чернокожих женщин; это была наша демографическая ситуация », — сказала она. «После того, как все это произошло, когда полиция убила чернокожих, я думаю, что белые люди сделали выбор, чтобы попытаться купить Black [и сказали]:« Я хочу поддержать черный бренд »».

Эдвардс поставила под сомнение своевременность и стойкость своих новых клиентов. «Это меня немного расстраивает, потому что почему для тебя потребовалось что-то настолько негативное, что ты захотел поддержать?»

Семьдесят пять процентов предприятий, принадлежащих черным, сообщили о росте продаж в течение лета.Но когда общественная поддержка движения Black Lives Matter стала ослабевать, у владельцев бизнеса, таких как братья Харрис, уровень продаж упал.

«К тому времени волна утихла, и жизни черных уже не были так важны», — сказал Мозес Харрис.

Варианты, которые помогут уменьшить барьеры, с которыми сталкиваются владельцы черного бизнеса

Эти два кризиса — COVID-19 и отношение Америки к системному расизму — также могут быть возможностью преодолеть давнее структурное неравенство.Правительственным и государственным и частным лидерам рекомендуется сосредоточиться на следующих трех ключевых областях для устранения социальных и экономических барьеров, с которыми сталкиваются чернокожие собственники при открытии и развитии своего бизнеса:

  1. Помощь в обеспечении равного доступа к капиталу
  2. Чтобы помочь предоставить предприятиям, принадлежащим чернокожим, равные возможности при подаче заявок на получение ссуды, банки могут внести свой вклад в устранение расовых предубеждений в процессе ссуды — как для бизнес-ссуд, так и для ипотечных кредитов.Банковские учреждения могут переоценить свои стандарты кредитования — например, предоставив заемщикам больше возможностей в Интернете и отменив требования к личным транзакциям, которые могут непреднамеренно создать место для расовых предубеждений, которые могут повлиять на процесс. Банки также могут принимать меры для большей прозрачности, чтобы заемщики могли лучше понять каждый этап кредитного процесса.

    В краткосрочной перспективе более крупные корпорации могут предлагать экстренные гранты предприятиям, испытывающим трудности, в то время как правительственные агентства, такие как SBA, могут поощрять инвесторов проявлять большую открытость в своих советах директоров.В долгосрочной перспективе банковские учреждения могут использовать ИИ, чтобы сделать процесс кредитования более справедливым, вместо того, чтобы полагаться исключительно на человеческое суждение. Однако при использовании ИИ банкам рекомендуется следить за алгоритмами, которые потенциально могут привести к необъективным результатам.

  3. Тактика улучшения коммуникации
  4. Финансовые учреждения могут в конечном итоге сделать процесс получения финансовой помощи более удобным для пользователей. Многие малые предприятия чернокожих могут не иметь доступа к ресурсам и инструментам, необходимым для подачи заявки на получение ссуд и финансовой поддержки, предлагаемой государством и частным сектором.Например, некоторые малые предприятия были менее открыты для подачи заявки на ссуду в рамках ГЧП из-за отсутствия разъяснений и последовательности в навигации по части программы прощения и понимания изменений в руководстве SBA. Правительственные агентства, некоммерческие организации и частный сектор могут пересмотреть свои информационные программы и образовательные кампании, чтобы повысить осведомленность о существующих ресурсах и, в конечном итоге, сделать их более доступными для всех.

  5. Расширение возможностей финансового образования и сетей
  6. Исследования показали, что владельцы бизнеса с более высоким уровнем делового и финансового образования с большей вероятностью также увидят более высокие продажи, прибыль и выживаемость. Частный и социальный секторы — особенно якорные учреждения, такие как университеты, — могли бы предлагать образовательные ресурсы, предназначенные для владельцев бизнеса и их сотрудников. Получив дополнительное образование и профессиональную подготовку, малые предприятия могут развить навыки в области бухгалтерского учета, бизнес-планирования и общего управления, чтобы стимулировать рост или оставаться на плаву во время экономического кризиса.

    Исследования показали, что владельцы бизнеса с более высоким уровнем делового и финансового образования с большей вероятностью также увидят более высокие продажи, прибыль и выживаемость.

    Предприятия, принадлежащие чернокожим, также, как правило, не имеют доступа к поддерживающей сети — как банковских учреждений, так и более опытных владельцев бизнеса, — которые могут помочь им сориентироваться на каждом этапе их делового пути, включая процесс получения кредитов и грантов. Предприятия, принадлежащие чернокожим, как правило, имеют более слабые отношения с банковскими учреждениями, что может повлиять на их доступ к кредитам: менее одной из четырех фирм-работодателей, принадлежащих черным, сообщили, что в последнее время у них были отношения с банком.Банковские учреждения могут наладить отношения с предприятиями, принадлежащими чернокожим, чтобы расширить их связь с финансовыми потребностями.

    Хотя сильная бизнес-сеть обычно создается органически, федеральные, региональные и местные органы власти могут способствовать развитию этих отношений с партнерствами и запускать инициативы в более широком масштабе. Более крупные компании также могут играть роль в создании одноранговых связей с малыми предприятиями посредством наставничества.


Несмотря на системное неравенство, потенциально более длительный путь к выздоровлению после COVID-19 и сложность того, чтобы их рассматривали клиенты в контексте расовой справедливости, владельцы бизнеса чернокожих людей сохраняют надежду и ищут способы создать и сохранить импульс.

Братья Харрис продолжают находить способы привнести свой творческий дух в свой бренд. Морис выступает в качестве судьи на Full Bloom, новом реалити-шоу конкурса цветочного дизайна — многообещающем и уникальном способе привлечь внимание новых поклонников.

«Я чувствую, что у меня нет выбора, кроме как прорваться, продолжать бороться и сохранять надежду», — сказал Мозес Харрис. «В нашей семье мы всегда говорим о знаменитой черной мантре:« Это тоже пройдет ». Это действительно проникает в основу сущности Черноты в Америке. Есть только эта глубокая стойкость, чтобы продолжать. Продолжай и никогда не сдавайся ».

История — Браун против Постановления Совета по образованию

Решение Плесси

Хотя в Декларации независимости говорилось, что «все люди созданы равными» из-за института рабства, это утверждение не должно было быть закреплено в законе в Соединенных Штатах до окончания Гражданской войны (и, возможно, не было полностью выполнено для многих лет после этого).В 1865 году была ратифицирована Тринадцатая поправка, которая, наконец, положила конец рабству. Более того, Четырнадцатая поправка (1868 г.) усилила юридические права только что освобожденных рабов, заявив, среди прочего, что ни один штат не может лишать кого-либо «надлежащей правовой процедуры» или «равной защиты закона». Наконец, Пятнадцатая поправка (1870 г.) еще больше усилила юридические права только что освобожденных рабов, запретив штатам отказывать кому-либо в праве голоса по признаку расы.

Несмотря на эти поправки, во многих частях страны, особенно на юге, с афроамериканцами обращались иначе, чем с белыми.Фактически, законодательные собрания многих штатов приняли законы, которые привели к законодательно закрепленной сегрегации рас. Другими словами, законы многих штатов постановили, что чернокожие и белые не могут пользоваться одними и теми же общественными объектами, ездить на одних и тех же автобусах, посещать одни и те же школы и т. Д. Эти законы стали известны как законы Джима Кроу. Хотя многие люди считали эти законы несправедливыми, только в 1890-х годах они были оспорены в суде. В 1892 году афроамериканец по имени Гомер Плесси отказался уступить свое место белому человеку в поезде в Новом Орлеане, как того требовал закон штата Луизиана.За это действие он был арестован. Плесси, утверждая, что закон Луизианы, отделяющий черных от белых в поездах, нарушает «положение о равной защите» Четырнадцатой поправки к Конституции США, решил обжаловать свой арест в суде. К 1896 году его дело дошло до Верховного суда США. Верховный суд 8 голосами против 1 вынес решение против Плесси . В деле Плесси против Фергюсона судья Генри Биллингс Браун, составляя мнение большинства, заявил, что:

«Целью [Четырнадцатой] поправки, несомненно, было обеспечение равенства двух рас перед законом, но по природе вещей она не могла быть направлена ​​на отмену различий, основанных на цвете кожи, или на поддержку социальных различий, в отличие от политический, равенство.. . Если одна раса уступает другой в социальном плане, Конституция Соединенных Штатов не может поставить их в один уровень «.

Одинокий инакомыслящий судья Джон Маршал Харлан, интерпретируя Четырнадцатую поправку по-другому, заявил: «Наша Конституция дальтоник, и не знает и не терпит классов среди граждан». Несогласие судьи Харлана станет сплоченным кличем для тех последующих поколений, которые хотели объявить сегрегацию неконституционной.

К сожалению, в результате решения Плесси в начале двадцатого века Верховный суд продолжал отстаивать законность законов Джима Кроу и других форм расовой дискриминации.Например, в деле Камминг против Совета по образованию округа Ричмонд (Джорджия) (1899 г.) Суд отказал в вынесении судебного запрета, запрещающего школьному совету тратить налоговые деньги на обучение в средней школе для белых, когда тот же школьный совет проголосовали за закрытие средней школы для чернокожих по финансовым причинам. Более того, в деле Gong Lum v. Rice (1927) Суд оставил в силе решение школы не допускать лиц китайского происхождения в «белую» школу.

Дорога к Брауну

(Примечание: некоторая информация по делу получена от Паттерсона, Джеймса Т.Браун против Совета по образованию: веха в области гражданских прав и его проблемное наследие. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк, 2001.)

Ранние случаи

Несмотря на постановление Верховного суда по делу Плесси и аналогичным делам, многие люди продолжали настаивать на отмене закона Джима Кроу и других дискриминационных по расовому признаку законов. Одной конкретной организацией, которая боролась за расовое равенство, была Национальная ассоциация по улучшению положения цветных людей (NAACP), основанная в 1909 году. В течение первых 20 лет своего существования она пыталась убедить Конгресс и другие законодательные органы принять законы, защищающие Афроамериканцы от линчеваний и других расистских акций.Однако, начиная с 1930-х годов, Фонд правовой защиты и образования NAACP начал обращаться в суды, пытаясь добиться прогресса в преодолении санкционированной законом дискриминации. С 1935 по 1938 год юридическое подразделение NAACP возглавлял Чарльз Гамильтон Хьюстон. Хьюстон вместе с Тергудом Маршаллом разработали стратегию нападения на законы Джима Кроу, нанося им удары там, где они, возможно, были самыми слабыми — в области образования. Хотя Маршалл сыграл решающую роль во всех перечисленных ниже делах, Хьюстон был главой Фонда правовой защиты и образования NAACP, в то время как Murray v.Решение по делу Мэриленд и Миссури ex rel Gaines v. Canada было решено. После того, как Хьюстон вернулся к частной практике в 1938 году, Маршалл стал главой Фонда и использовал его, чтобы аргументировать дела Sweat v. Painter и McLaurin v. Попечительский совет высшего образования Оклахомы .

Мюррей против Мэриленда (1936)

Разочарованный тем, что юридический факультет Университета Мэриленда отклонял чернокожих абитуриентов исключительно из-за их расы, начиная с 1933 года Тергуд Маршалл (который сам был исключен из этой юридической школы из-за его политики расового признания) решил оспорить эту практику в судебной системе Мэриленда. .В городском суде Балтимора в 1935 году Маршалл утверждал, что Дональд Гейнс Мюррей имел такую ​​же квалификацию, как и белые абитуриенты, на юридический факультет Университета Мэриленда, и что он был отклонен исключительно из-за его расы. Кроме того, он утверждал, что, поскольку «черные» юридические школы, которые в противном случае должен был бы посещать Мюррей, были далеко не того академического уровня, что и юридическая школа университета, университет нарушал принцип «отдельных, но равных». Более того, Маршалл утверждал, что разница между «белыми» и «черными» юридическими школами настолько велика, что единственным выходом из этой ситуации было бы позволить студентам, таким как Мюррей, посещать юридическую школу университета.Городской суд Балтимора согласился, и затем университет подал апелляцию в Апелляционный суд Мэриленда. В 1936 году Апелляционный суд также вынес решение в пользу Мюррея и приказал юридической школе принять его. Два года спустя Мюррей получил высшее образование.

Миссури ex rel Гейнс против Канады (1938)

Начиная с 1936 года Фонд правовой защиты и образования NAACP решил заняться делом Ллойда Гейнса, аспиранта Линкольнского университета (колледжа для чернокожих), который подал заявку на юридический факультет Университета Миссури, но ему было отказано из-за его расы. .Штат Миссури предоставил Гейнсу возможность либо посещать юридическую школу для чернокожих, которую он построит (в Миссури в то время не было никаких юридических школ для черных), либо помощь Миссури в оплате его посещения юридической школы в г. соседнее государство. Гейнс отверг оба этих варианта и, воспользовавшись услугами Тергуда Маршалла и Фонда правовой защиты и образования NAACP, решил подать в суд на государство, чтобы поступить на юридический факультет Университета Миссури. К 1938 году его дело дошло до U.С. Верховный суд, а в декабре того же года Суд встал на его сторону. Большинство из шести членов заявило, что, поскольку «черная» юридическая школа в настоящее время не существует в штате Миссури, «положение о равной защите» требует, чтобы штат предоставлял в пределах своих границ юридическое образование для Гейнса. Другими словами, поскольку государство обеспечивает юридическое образование для белых студентов, оно не может отправлять чернокожих студентов, таких как Гейнс, в школу в другом штате.

Sweat против Painter (1950)

Воодушевленные своей победой в деле Гейнса, NAACP продолжала атаковать санкционированную законом расовую дискриминацию в высшем образовании.В 1946 году афроамериканец по имени Хеман Свит подал заявление в «белую» юридическую школу Техасского университета. Надеясь, что ему не придется принимать Пота в «белую» юридическую школу, если бы «черная» школа уже существовала в другом месте университетского городка, штат поспешно основал недостаточно финансируемую «черную» юридическую школу. В этот момент Сват воспользовался услугами Тергуда Маршалла и Фонда правовой защиты и образования NAACP и подал в суд на прием в «белую» юридическую школу университета. Он утверждал, что образование, которое он получал в «черной» юридической школе, не было того же академического уровня, что и образование, которое он получил бы, если бы посещал «белую» юридическую школу.Когда дело дошло до Верховного суда США в 1950 году, Суд единогласно согласился с ним, сославшись на явное неравенство между университетской юридической школой (школой для белых) и наспех построенной школой для черных. Другими словами, «черная» юридическая школа была «отдельной», но не «равной». Как и в случае с Мюрреем, суд счел, что единственное подходящее средство правовой защиты в этой ситуации — это принять Пота на юридический факультет университета.

Маклаурин против Совета попечителей высшего образования Оклахомы (1950)

В 1949 году Университет Оклахомы принял афроамериканца Джорджа МакЛорина в свою докторскую программу.Тем не менее, он требовал, чтобы он сидел отдельно от остальной части своего класса, ел в другое время и за столом, кроме белых студентов и т. Д. МакЛорин, заявив, что эти действия были необычными и приводили к неблагоприятным последствиям для его академических занятий, подал в суд на конец этой практике. Маклаурин нанял Тергуда Маршалла и Фонд правовой защиты и образования NAACP для аргументации своего дела, которое в конечном итоге было передано в Верховный суд США. В заключении, вынесенном в тот же день, что и решение по делу Sweat , Суд заявил, что действия Университета в отношении Макларина отрицательно сказываются на его способности к обучению, и приказал немедленно прекратить их.

Браун против Совета по образованию (1954, 1955)

Дело, которое стало известно как Браун против Совета по образованию , на самом деле было названием, присвоенным пяти отдельным делам, которые рассматривал Верховный суд США по вопросу сегрегации в государственных школах. Это были дела Браун против Совета по образованию Топики , Бриггс против Эллиота, Дэвис против Совета по образованию округа Принц Эдуард (Вирджиния) , Боллинг против Шарпа, и Гебхарт против.Этель . Хотя факты в каждом случае различны, главным вопросом в каждом из них была конституционность поддерживаемой государством сегрегации в государственных школах. И снова Тургуд Маршалл и Фонд правовой защиты и образования NAACP занимались этими делами.

Хотя он признал некоторые претензии истцов / истцов, коллегия из трех судей Окружного суда США, которая слушала дела, вынесла решение в пользу школьных советов. Затем истцы подали апелляцию в Верховный суд США.

Когда в 1952 году дела были переданы в Верховный суд, Суд объединил все пять дел под названием «Браун против Совета по образованию». Маршалл лично представил дело в суде. Несмотря на то, что он поднял множество юридических вопросов при апелляции, наиболее распространенной из них было то, что отдельные школьные системы для черных и белых по своей сути неравны и, таким образом, нарушают «положение о равной защите» Четырнадцатой поправки к Конституции США. Кроме того, опираясь на социологические тесты, например, проведенный социологом Кеннетом Кларком, и другие данные, он также утверждал, что сегрегированные школьные системы имеют тенденцию заставлять чернокожих детей чувствовать себя хуже белых, и, следовательно, такая система не должна применяться. разрешено законом.

Собравшись для рассмотрения дела, судьи Верховного суда поняли, что у них есть глубокие разногласия по поднятым вопросам. Хотя большинство из них хотели обратить вспять Плесси и объявить сегрегацию в государственных школах неконституционной, у них были разные причины для этого. Не имея возможности прийти к решению к июню 1953 г. (окончание срока полномочий Суда в 1952–1953 гг.), Суд решил повторно рассмотреть дело в декабре 1953 г. Однако за прошедшие месяцы главный судья Фред Винсон скончался и был заменен губернатором.Граф Уоррен Калифорнийский. После повторного слушания дела в 1953 году главный судья Уоррен смог сделать то, чего не делал его предшественник, то есть. убедить всех судей согласиться поддержать единогласное решение, объявляющее сегрегацию в государственных школах неконституционной. 14 мая 1954 г. он представил заключение Суда, заявив, что «мы приходим к выводу, что в области государственного образования доктрине« раздельного, но равного »нет места. Раздельные образовательные учреждения по своей сути неравны …».

Ожидая противодействия своему постановлению, особенно в южных штатах, Верховный суд не сразу попытался дать указание о выполнении своего постановления.Скорее, он попросил генеральных прокуроров всех штатов, законы которых разрешают сегрегацию в государственных школах, представить планы относительно дальнейших действий по десегрегации. После еще нескольких слушаний в Суде по вопросу о десегрегации 31 мая 1955 г. судьи представили план дальнейших действий; десегрегация должна была происходить «со всей преднамеренной скоростью». Хотя прошло много лет, прежде чем все сегрегированные школьные системы должны были быть десегрегированы, Brown и Brown II (так стал называться план судов по десегрегации школ) были ответственны за начало процесса.

Иезекииль 18:29 Но дом Израилев говорит: неправ путь Господень. Несправедливы ли пути Мои, дом Израилев? Не неправы ли твои поступки?

New International Version
И все же израильтяне говорят: «Путь Господа неправеден». Неужели мои пути несправедливы, народ Израиля? Разве ваши пути несправедливы? New Living Translation
И все же народ Израиля продолжает говорить: «Господь не делает того, что правильно!» О народ Израиля, это вы делаете то, что неправильно, а не я .English Standard Version
Тем не менее, дом Израилев говорит: «Путь Господа неправеден». О дом Израилев, разве мои пути несправедливы? Разве твои пути несправедливы? Berean Study Bible
Но дом Израилев говорит: «Путь Господа неправеден». Неправедны ли мои пути, дом Израилев? Разве не ваши пути неправедны? »King James Bible
Но дом Израилев говорит:« Путь Господень неправ ». О дом Израилев! Разве пути мои не равны? Разве ваши пути не неравны? New King James Version
Тем не менее, дом Израилев говорит: «Путь Господа несправедлив.«О дом Израилев! Разве Мои пути не справедливы, а твои пути несправедливы? Новая американская стандартная Библия
Но дом Израилев говорит:« Путь Господа неправый ». Разве Мои пути не правы? верно, дом Израиля? NASB 1995
«Но дом Израилев говорит:« Неправильный путь Господа ». Не правы ли мои пути, дом Израилев? Разве это не ваши пути неправы? NASB 1977
«Но дом Израилев говорит:« Неправильный путь Господень.«Неправильны ли пути Мои, дом Израилев? Разве это не твои пути, которые неправы? Расширенная Библия
Но дом Израилев говорит: «Неправильный путь Господа!» О дом Израилев, мои ли пути неправы? Разве это не ваши пути, которые неправильны? Христианская стандартная Библия
Но дом Израилев говорит: «Путь Господа несправедлив». Разве это мои пути несправедливы, дом Израилев? Напротив, разве это не ваши поступки несправедливы? Holman Christian Standard Bible
Но дом Израилев говорит: «Путь Господа несправедлив.«Неужели Мои пути несправедливы, дом Израилев? Напротив, разве это не твои поступки несправедливы? » Американская стандартная версия
Тем не менее, дом Израилев говорит: «Путь Господа не равен». О дом Израилев! Разве пути мои не равны? Разве твои пути не неравны? »Aramaic Bible in Plain English
И они из дома Израилева говорили:« Пути Господа Иеговы не прекрасны. Мои пути прекрасны, дом Израилев, но твои пути не прекрасны »Брентон Септуагинта Перевод
Но дом Израилев говорит: неправый путь Господень.Разве мой путь неправильный, дом Израилев? Не по-вашему ли ошибается? Contemporary English Version
Но вы все равно говорите, что я несправедлив. Вы те, кто поступили неправильно и несправедливо! Библия Дуэ-Реймса
И сыны Израилевы говорят: неверен путь Господа. Не верны ли пути мои, дом Израилев, и пути твои не извращены? English Revised Version
Тем не менее, дом Израилев говорит: Путь Господа не равен. О дом Израилев! Разве пути мои не равны? Разве ваши пути не неравны? Good News Translation
А вы, израильтяне, говорите: «То, что делает Господь, неправильно.«Ты думаешь, что мой путь неправильный? Это ваш путь неправильный. GOD’S WORD® Translation
«Но народ Израильский говорит:« Путь Господа несправедлив ». Разве мой путь не справедлив, народ Израиль? Разве это не твое поведение несправедливо? Международный стандарт, версия
И все же дом Израиля продолжает говорить: «ГОСПОДЬ не соответствует Своим стандартам». Мое поведение несовместимо с моими стандартами? Разве ваше поведение не соответствует моим стандартам? » JPS Танах 1917
Но дом Израилев говорит: Путь Господа неправ.Дом Израилев, разве мои пути не равны? Разве не твои пути неравны? Literal Standard Version
И дом Израилев сказал: путь Господа не размышляется, пути Мои — не размышляют ли они? О, дом Израилев, разве твои пути не остаются без ответа? NET Bible
Тем не менее, дом Израилев говорит: «Господь поступает несправедливо!» Неправильно ли мое поведение, дом Израилев? Разве это не твое поведение несправедливо? New Heart English Bible
И все же дом Израилев говорит: «Путь Господа не справедлив.«Дом Израиля, разве мои пути не справедливы? Разве ваши пути несправедливы? »World English Bible
Тем не менее, дом Израилев говорит:« Путь Господа не равен. Дом Израилев, разве мои пути не равны? Разве ваши пути не равны? »Дословный перевод Янга
И Дом Израилев сказал: «Не размышлял путь Господа, Пути Мои — не размышляли ли они? О, дом Израилев, — разве твои пути не оставлены без ответа?» Дополнительные переводы …

Для 97% истории человечества, равенство было нормой. Что случилось?

Большинство из нас живет в социальных мирах, которые глубоко неравны, где небольшие элиты обладают гораздо большей властью и богатством, чем все остальные.Очень немногие из бедняков находят это по душе. Как показали экономисты-экспериментаторы, мы склонны входить в социальные ситуации, готовые рискнуть и сотрудничать в коллективной деятельности. Но если другие берут больше, чем их доля, мы возмущаемся, когда нас разыгрывают как лохов. Мы живем в неравных мирах, и немногие из нас не осознают этого факта или равнодушны к нему.

Поскольку численность элит значительно превосходит численность, происхождение и стабильность неравных делений торта вызывают недоумение, особенно когда мы понимаем, что это совсем недавний аспект нашего социального существования.Наш конкретный вид людей существует около 300000 лет, и, насколько мы можем судить, примерно 2

из этих лет мы жили материально беднее, но гораздо более равной жизнью. На протяжении большей части нашей жизни как вида большинство сообществ жили как мобильные собиратели, меняя лагеря, когда местные ресурсы становились дефицитными, но, вероятно, придерживались регулярной схемы на определенной территории.

Передвижные собиратели живут небольшими группами (десятками, а не сотнями), но связаны родственными и близкими связями с соседними группами, в социальных мирах от нескольких сотен до нескольких тысяч.Эти культуры собирателей во многом разнообразны. У них разные культурные традиции и разные среды обитания. Западная пустыня Австралии и высокие районы Арктики вряд ли могут быть менее похожи друг на друга, и оба они резко отличаются от тропических лесов бассейна Конго. Но даже в этом случае их социальная жизнь во многом схожа. Иногда у них есть старейшины или посвященные, но нет начальников. Никто не имеет власти над другими взрослыми мужчинами. Отношения между полами различаются, но во многих культурах собирателей женщины являются незаменимыми, квалифицированными, автономными и важными опорами кормодобывающей экономики.Они собирают растительную пищу и мелкую дичь, а также составляют большую часть повседневного оборудования. У них часто есть много возможностей для социального и сексуального выбора.

В отличие от фермеров, ведущих натуральное хозяйство, собиратели снисходительны к своим детям, которые бродят, занимаясь самообразованием в разновозрастных группах, обучаясь, исследуя и экспериментируя. В то время как американский культурный антрополог Маршалл Салинс преувеличивал легкость собирательской жизни в своей книжной главе «Первоначальное общество изобилия» (1972), он был прав в том, что они удовлетворяли свои жизненные потребности эффективно и часто довольно быстро, отчасти благодаря глубокой приверженности делу обмен.Эти общины не просто оказались равными , но активно стремились к равенству . Канадский археолог Брайан Хайден давно настаивал на том, что в каждой общине есть агрессивные, амбициозные личности, которые хотели бы быть лидерами. Фуражиры держат этих выскок на коротком поводке.

Каким-то образом, после 2

лет жизни без кого-либо, имеющего власть указывать нам, что делать, и когда каждый член сообщества имеет примерно столько же, сколько и все остальные, большинство из нас теперь подчиняется командованию, и с гораздо меньшим одобрили немногие.Почему? Конечно, в государственных обществах, в которых мы живем, нет ничего загадочного в том, что многие признают свое подчинение элитам. Хотя элиты значительно превосходят численностью, они контролируют армию, полицию, государственный аппарат. Попытка захватить богатство элиты может быть встречена подавляющей силой принуждения, и даже успешные революции имеют печальную историю замены одной элиты другой, как правило, ценой многих жизней, в основном бедных. Таким образом, для тех, кто находится за пределами элитного мира, наименее худший вариант — принять подчинение, возможно, с индивидуальными или коллективными попытками улучшить положение, в зависимости от специфики политической среды.

Ни один социальный мир никогда не переходил от эгалитарного сообщества к обществу с доминированием элиты и государственным устройством одним махом. Это постепенное движение к неравенству. Путь к неравенству лежит через неравные, но все же мелкие и не имеющие гражданства сообщества, в которых зарождающиеся элиты жили со своими соседями и среди них и без контроля принудительных государственных институтов. Как таковые, они были уязвимы, и, как отмечает Кристофер Бём в Иерархия в лесу (1999), и Стивен Пинкер в Лучшие ангелы нашей природы (2011), обитатели догосударственных сообществ не в восторге. я стесняюсь разумного применения насилия.Так как же неравенство установилось и выросло без прикрытия закона и щита организованной государственной власти?

Когда устанавливается наследственное лидерство, подкрепленное военной мощью, подчинение и неравенство объясняются укоренившимися различиями в доступе к силе. Таким образом, важнейшая проблема состоит в том, чтобы объяснить неравенство в деревенских обществах, где оно еще не пользуется защитой институциональной власти. В этих «трансгалитарных сообществах» доминируют «большие люди» (как их называют в Новой Гвинее и Меланезии), то есть люди с богатством и статусом.Но они не правят по праву, и их сыновья не наследуют их положение автоматически. Именно в общинах и устанавливается неравенство. Когда эти культуры существуют, у нас произошел сдвиг от социальных миров, которые были равны, к мирам, в которых неравенство было обычным и общепринятым фактом жизни — настолько, что это часто казалось естественным.

В культуре мобильных собирателей произошли два события, которые, как правило, создают основу для установления неравенства. Одной из таких опор неравенства стало появление клановой структуры.У кланов сильная корпоративная идентичность, построенная на реальной или мифической генеалогической связи, усиленная требовательными обрядами инициации и интенсивной коллективной деятельностью. Они становятся центральным элементом социальной идентичности человека. Люди видят себя и другие видят прежде всего через их клановую принадлежность. Они ожидают и получают социальную поддержку в основном внутри своего клана, как пишет антрополог Рэймонд К. Келли в своих книгах «« Общества без войны »и« Происхождение войны » (2000). С появлением складских запасов и земледелия зарождающаяся элита использовала членство в кланах для мобилизации социальной и материальной поддержки.

Вторым событием стало появление квазиэлиты, основанной на контроле над информацией , , которая создала иерархию престижа и уважения, а не богатства и власти. Первоначально это было основано на жизненных навыках. Жизнь собирателей зависит от очень высокого уровня знаний в области навигации, отслеживания, идентификации растений, поведения животных и ремесленных навыков. Подлинный эксперт привлекает почтение и уважение в обмен на щедрый обмен своими знаниями, как утверждает биолог-эволюционист Джозеф Хенрих в Секрет нашего успеха (2015).Как показал социальный антрополог Джером Льюис, эта экономия информации может включать в себя рассказ и музыку, и то же самое можно сказать о ее ритуальной и нормативной жизни. В самом деле, может происходить слияние ритуала с информацией о существовании, если ритуальные повествования используются в качестве средства кодирования важной, но редко используемой пространственной и навигационной информации. Есть некоторое предположение об этом слиянии в песнях австралийских аборигенов, и эта идея заимствована из Австралии и подробно защищена исследователем устной речи Линн Келли в книге «Знание и сила в доисторических обществах » (2015).Так что опыт и уважение могут быть не только в жизненных навыках, но также в отношении религии и ритуалов.

Сельское хозяйство и хранение делают неравенство возможным, даже вероятным, потому что они, как правило, подрывают нормы совместного использования

В то время как первоначальный обмен почтением для доступа к экспертным знаниям, вероятно, был адаптивным для обеих сторон, косвенная социальная передача (от немногих избранных в поколении N ко всему N + 1) ставит манипуляции на повестку дня. Когда социальная информация передается только от родителей к детям, дезадаптивные инструкции имеют тенденцию автоматически исчезать.Но централизованная передача норм, ритуалов и идеологии сообщества может легко отдать предпочтение одной группе за счет других. Исследователь Э. Лукас Бриджес в своей классической книге Uttermost Part of the Earth (1948) с удивлением подробно описывает, как совершенно циничные посвященные Ягана (народ Южного Конуса в Южной Америке) пугают женщин и подростков, одеваясь как призраки. Он не сомневался, что любые признаки женского скептицизма были бы устранены убийством. Мы, вероятно, видим это также в некоторых австралийских сообществах собирателей, которые отдают предпочтение геронтократии.Книга Чарльза Харта и Арнольда Пиллинга «Тиви Северной Австралии » (1960) известна своим описанием одной из таких геронтократии, когда власть пожилых людей находится под их контролем над эзотерическими знаниями. Это также сделало возможным союз между зарождающимися священниками и элитой в сообществах, переходящих к неравенству.

Итак, в все еще довольно равном мире собирателей образовались две эшафоты неравенства. Эти строительные леса стали мощными, когда общины отказались от движения в пользу оседлой жизни — хранения и земледелия — начиная примерно 10 000 лет назад.Некоторые собиратели вели образ жизни вокруг хранилищ (их иногда называют «собирателями», а не «собирателями»). Охотники и рыболовы Тихоокеанского Северо-Запада построили экономику на лососевых промыслах и морских ресурсах. Возможно, что в ледниковой Европе оседлые фуражиры перехватывали мигрирующие стада и строили свою экономику на хранимой или копченой дичи. Но отказ от жизни в движении и зависимости от хранимых продуктов в основном связан с истоками земледелия и новым климатическим режимом голоцена, начавшимся около 12000 лет назад.

Жизнеспособность земледелия зависит не только от доступа к немногим диким видам, из которых можно сформировать зерновые культуры и стада, но и от предсказуемых погодных условий. Голоцен не только теплее и влажнее, чем предшествовавший ему плейстоценовый ледник. Он намного стабильнее. Зерновое земледелие никогда не развивалось в аборигенной Австралии отчасти из-за значительных годовых колебаний во многих климатических условиях Австралии. Без промышленных хранилищ и транспорта зависимость от сельскохозяйственных культур была бы самоубийственной.Какими бы ни были причины этого революционного изменения, его последствия были огромны. Земледелие и хранение делают неравенство возможным, возможно, даже вероятным, потому что они, как правило, подрывают нормы совместного использования, устанавливают права собственности и принуждение к труду, усиливают межобщинное насилие и приводят к увеличению социальных масштабов.

Во-первых, давайте рассмотрим хранение, совместное использование и собственность. Для мобильных собирателей совместное использование — это страховка. Охота особенно рискованна, требует как удачи, так и навыков, поэтому она адаптивна, чтобы делиться, если вы добьетесь успеха сегодня, при условии, что другие поделятся с вами, когда вы потерпите неудачу.Нацеливание на растения и мелких животных является более верной ставкой, хотя в некоторых сообществах собирателей даже они являются общими, так как социальные награды щедрости важны, а социальные издержки отказа высоки, поскольку близость лагерей собирателей затрудняет сокрытие успеха. .

Однако хранилище имеет тенденцию разрушать совместное использование. Хранение, как и совместное использование, — это способ управления рисками, и фермеры с большей вероятностью будут хранить, чем делиться. Различия в предложении внутри сообщества, скорее всего, связаны с вариациями в приверженности и усилиях, а не с разницей в удаче.Местные невезения — неблагоприятная погода, нашествие вредителей — вероятно, затронут всех в сообществе, что делает совместное использование страховки плохой формой. В моих интересах делиться с вами, если мои хорошие годы — ваши плохие, и наоборот (конечно, если вы ответите за услугу). Не так, если нам обоим тяжело одновременно, потому что у нас нет излишков, которыми мы можем поделиться; и не так, если мы оба прожили хорошие годы вместе, потому что тогда мы не нуждаемся друг в друге.

Земледелие также трудоемко и требует много времени.Прибыль в пересчете на отработанный час невысока, и никто никогда не думал, что натуральные фермеры могут стать процветающим обществом. Землю необходимо расчищать, пропалывать, защищать, улучшать, иногда поливать. Эти усилия должны продолжаться годами, а не месяцами. Было бы просто плохой идеей для людей прилагать эти усилия без каких-либо прав собственности. Точно так же было бы неприспособленным для детей оставаться с родителями на работе на своей земле, если эти права не включают право передачи. Таким образом, хранение, особенно хранение сельскохозяйственных культур, будет иметь тенденцию создавать сообщество независимых семейных хозяйств.При наследовании это само по себе ведет к неравенству в благосостоянии, хотя бы потому, что различия в размере семьи вынуждают одни семьи делить свой пирог более тонко, чем другие. Когда неравенство в благосостоянии развивается, оно имеет тенденцию к увеличению. Если сын наследует только четверть земли своих родителей, его дети склонны иметь еще меньше, и, живя на грани достаточного количества, они более уязвимы для незначительных неудач, а также для накопления долгов и обязательств. никогда не может погасить.

Хранение открывает двери для принудительного труда.Сидячие сборщики иногда держат рабов, а мобильные сборщики — нет. Собирательство, даже если это не охота на крупную дичь, зависит от высокого уровня автономии и навыков. Собиратели проводят время в одиночестве или группами по три-четыре человека в полдня ходьбы от лагеря. Автономный поиск небольшими группами важен для эффективного использования территории. Как следствие, экономическая проблема принудительного надзора за мобильной добычей пищи является непреодолимой, поскольку вам понадобится столько же охранников, сколько рабов. Труд на фермах сосредоточен в пространстве и часто менее квалифицирован.Его можно контролировать и контролировать. Более того, это заманчиво, поскольку большая часть сельскохозяйственных работ по своей сути непривлекательна: в отличие от стрельбы из лука, мотыга никогда не станет олимпийским видом спорта. Во многих натуральных сельскохозяйственных общинах, когда рабов не бывает, большая часть работы перекладывается на женщин и детей. Хранение, и особенно хранение сельскохозяйственных культур, часто приводит к натуральному хозяйству с меньшей автономией и большим принуждением.

Социальные механизмы, сдерживающие альф в сообществах собирателей, зависят от близости и доверия

Хранение также повышает вероятность межобщинного насилия.Среди ученых ведутся огромные споры о масштабах межобщинного насилия среди мобильных собирателей. С одной точки зрения, угроза межобщинного насилия была преобладающей чертой мира мобильных собирателей среднего и позднего плейстоцена; см. книгу экономистов Сэмюэля Боулза и Герберта Гинтиса A Cooperative Species (2011). Я настроен очень скептически. До самого конца плейстоцена нет археологических свидетельств такого насилия. Более того, лагеря фуражиров — трудные и неблагодарные цели.Посторонние редко будут знать их точное местонахождение, потому что, если насилие представляет собой такую ​​угрозу, между племенами будет мало или совсем не будет дружеских путешествий, и поэтому соседние группы не будут знать много о территориях друг друга. Собиратели имеют немного материальных ценностей, по умолчанию вооружены и умеют отслеживать и читать свою страну, поэтому их трудно застать врасплох в их лагерях. Наконец, упор собирателей на автономию и консенсус при принятии решений вряд ли является идеологической подписью милитаризованного мира.

Однако нет сомнений в том, что межобщинное насилие часто было серьезной угрозой для коллекционеров и натуральных фермеров. Соблазнительной целью являются магазины соседей, их стада, улучшенные земли и сами люди в качестве рабов и вторых жен. Но они больше, чем просто соблазнительные цели — они представляют собой потенциальную угрозу, поскольку ваше имущество в равной степени является искушением для них. Оседлый народ также может накапливать товары, которые стоит украсть, в отличие от собирателей. Необычные материальные владения стали признаком богатства и влияния.Керамика, обсидиан и металл изначально считались предметами престижа в этих ранних оседлых сообществах. Эта постоянная угроза межобщинного насилия дает зарождающимся элитам возможность представить себя способными вести мирные переговоры, бартер и создавать союзы от имени общины, пока эта ведущая роль поддерживается сообществом в целом.

Более того, сельское хозяйство ведет к росту населения. Интервалы между родами сокращаются, поскольку матерям больше не нужно носить малышей из лагеря, а сельское хозяйство является надежным источником продуктов для отлучения от груди.Выращивание сельскохозяйственных культур — дело трудное, но оно меньше влияет на пищевую сеть и, таким образом, обеспечивает большую долю местной биологической продуктивности для использования человеком. Это особенно верно, если урожайность повышается за счет прополки, удобрений или орошения. Продовольствие фермера не такое сбалансированное и здоровое, как корм для собирателей. Но есть еще еды. Увеличение размера сообщества имеет значение, поскольку многие социальные механизмы, контролирующие альф в сообществах собирателей, зависят от масштаба. Они зависят от близости и доверия.

Наконец, хранение часто приводит к излишку, поскольку для каждой семьи (или экономической единицы) разумно хранить больше, чем они ожидают от потребности. Разумно учитывать непредвиденные обстоятельства. Но когда в семье все-таки остается запасы, превышающие ее жизненные потребности, эти излишки становятся инструментом местной политики. Ссужая его тем, чьи запасы истощились, он может создавать обязательства; одолжение, которое может быть вызвано. В качестве альтернативы, излишки могут быть использованы для создания престижа, преобразовав его в товары или услуги высокого статуса.Зерновые культуры можно превратить в пиво, свиней или дисплеи (используя для поддержки деятельности, не связанной с натуральным хозяйством). Конкуренция за статус, влияние и власть подпитывается излишками. Тем не менее, нет излишков без хранения, а только ограниченные излишки без сельского хозяйства.

Эти последующие эффекты хранения и ведения сельского хозяйства создают двигатель неравенства, при этом трансгалитарные общества возникают как динамическое следствие хранения в конфликтных средах. Признание прав собственности и наследования позволяет создавать и даже увеличивать неравенство в богатстве.Они могут обеспечить излишки, используемые для внутренней политики, и амбициозный, убедительный человек может пополнить свои собственные запасы, взыскивая долги и мобилизуя поддержку своего клана. Эти накопленные запасы затем могут быть потрачены на показы повышения престижа, такие как пиршества или другие дорогостоящие ритуалы, а иногда и на спонсирование строительства ритуальных построек. Эти демонстрации частично предназначены для того, чтобы произвести впечатление на собственное сообщество, но также, что очень важно, они нацелены на их противоположную часть в других сообществах, на других, которые в равной степени сочетают амбиции с доступом к богатству.

В региональных условиях, когда межобщинное насилие является угрозой, но не неизбежно, демонстрация богатства и организованности сообщества посылает другим сообществам сигнал о том, что вы были бы опасным врагом, но ценным партнером как в торговле, так и в хищнических альянсах против третьих сторон. Это дает большинству членов сообщества некую корыстную причину для поддержки этих амбициозных мероприятий. Но успешные спонсоры таких демонстраций получают основные выгоды, утверждая себя в глазах других сообществ в качестве постоянных клиентов, становясь каналом, по которому протекает социальный и материальный обмен с другими сообществами.Это рискованная стратегия, особенно в начале перехода к трансгалитарному миру. Но если зарождающийся Большой Человек справляется с этим, изначальное неравенство в богатстве превращается в престиж и политическое влияние, что, в свою очередь, создает дополнительное богатство за счет ключевой роли фиксатора и посредника, и цикл повторяется. «Виноградные лозы сложности» Полли Висснер (2002) — прекрасный пример из Папуа-Новой Гвинеи, демонстрирующий эту динамику в действии и то, как эта динамика нарастает. В начале этого процесса стремления к престижу и решающего фактора в посредничестве между сообществами амбициозный потенциальный движитель и встряхиватель может накопиться и раздать 10 свиней на пиру.Несколько поколений спустя было возможно и необходимо (для того же политического эффекта) накопить и раздать 250.

Широкое распространение мнений и принятие решений на основе консенсуса не противоречат «человеческой природе» (чем бы она ни была)

Итак, ставка на власть, превращая богатство в политическое влияние, которое приносит больше богатства. Эти заявки имеют гораздо больше шансов на успех из-за распада выравнивающих коалиций, которые обеспечивали (приблизительное) равенство в мирах собирателей, потому что коллективные действия по сдерживанию амбиций становились все труднее.Изменение в масштабе имело значение: собиратели живут в маленьких (и для западных глазах) удивительно интимных социальных мирах (например, их убежища обычно маленькие, тесно упакованные и без стен). Социальные миры фермеров больше и менее интимны, и это затрудняет формирование коллективного консенсуса. Кроме того, интересы тех, кто находится за пределами элитных кругов, совпадают лишь частично. В трансгалитарных мирах разница в уровне благосостояния еще не велика, и те, кто находится в середине, заинтересованы в признании прав собственности, а некоторые из них являются союзниками или сторонниками местного Большого Человека, ожидая некоторой отдачи за свою поддержку.Хотя они могут желать, чтобы амбиции были в рамках определенных рамок, их интересы не удовлетворяются путем уравнивания, а конфликт внутри сообщества увеличивает риск хищнического вмешательства извне, риск, важный для всех, кроме самых бедных. Наконец, эгалитарный этос сообществ собирателей — этос, который мотивирует и мобилизует сдерживание амбиций — разрушается в экономике, основанной на хранении, а не на совместном использовании.

Такая эрозия, вероятно, будет значительно ускорена союзами между лидерами ритуалов и зарождающейся элитой, союзами, задокументированными в книге Хайдена Сила ритуала в предыстории (2018), поскольку нормативная жизнь этих сообществ формулируется и преподается через их общинную ритуальную жизнь. .Неслучайно мы наблюдаем (например) сдвиги в брачных нормах, когда потенциальные мужья должны платить выкуп за невесту свиньями или другими престижными ресурсами. Таким образом, для более бедных мужчин брак связывает их долговыми обязательствами перед более богатыми спонсорами. Ритуальные верования в пользу элиты могут быть еще более драматичными. В своей работе над трансгалитарными сообществами в Меланезии археологи-антропологи Кент Флэннери и Джойс Маркус приводят яркий пример с Соломоновых островов: путешественник и тряска заработал себе местную репутацию отчасти благодаря спонсированию строительства ритуального дома (что само по себе является знаком богатства и источника престижа), но также благодаря его известному союзу и защите со стороны демона, пьющего свиную кровь.Помогает иметь на стороне священников.

Если эта картина дороги к неравенству верна, она приводит к четырем ожиданиям. Во-первых, неравенство зависит от предварительного создания экономии на хранении и увеличения социальных масштабов. Во-вторых, трансгалитарные сообщества возникают из сообществ собирателей с клановой организацией. В-третьих, трансгалитарные сообщества возникают из сообществ собирателей, где нормативная и ритуальная жизнь находится в руках небольшой группы посвященных. И, наконец, такие сообщества возникают в региональных контекстах с промежуточными уровнями межобщинного насилия, контекстами, в которых насилие представляет собой риск, но с которым можно справиться.

Итог: эгалитарные, совместные человеческие сообщества возможны. Широкое распространение информации и принятие решений на основе консенсуса не противоречат «человеческой природе» (чем бы она ни была). Действительно, большую часть истории человечества мы жили в таких обществах. Но такие общества нестабильны по своей сути. Эти социальные практики зависят от активной защиты. Эта активная защита потерпела неудачу, учитывая доступные социальные технологии, поскольку общество увеличивалось в масштабе и увеличивалось с экономической точки зрения. Назад к равноправию в эпоху плейстоцена нет, и я бы не стал принимать социальную близость и материальную простоту таких жизней.Но у нас есть новые социальные технологии. Китай (особенно) показывает, как их можно использовать для усиления слежки за элитой. Будем надеяться, что их можно будет перенастроить для поддержки более активных социальных действий снизу вверх, чтобы смягчить некоторые эффекты дисбаланса богатства и власти.

Будет ли Китай к 2025 году таким же неравным, как США? — Quartz

США не часто называют образцом социального равенства — и меньше всего их стратегическим конкурентом, Китаем.

Но в своем выступлении на выходных Кай Фан, известный экономист и советник центрального банка Китая, заявил, что Китаю следует стремиться снизить коэффициент Джини до 0.4 к 2025 году в целях достижения общего процветания — это термин Коммунистической партии для более равномерного распределения благосостояния. Это очень близко к уровню США: 0,39, согласно последним имеющимся данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

«Если он выше 0,4, нельзя сказать, что это общее благополучие», — сказал Цай, сделав комментарий в речи (ссылка на китайском языке) на ежегодном форуме, проводимом китайским финансовым изданием Caijing.

Коэффициент Джини является показателем неравенства доходов.Нулевой коэффициент Джини означает, что существует равное распределение доходов, тогда как число, близкое к единице, указывает на большее неравенство. Чем ниже коэффициент Джини, тем более равноправным считается общество. Однако, хотя это самый известный показатель неравенства доходов, коэффициент Джини также имеет серьезные недостатки.

Текущий коэффициент Джини в Китае составляет 0,47; это число должно быть снижено до 0,4 к 2025 году и до 0,35 «или, по крайней мере, значительно ниже 0,4» к 2035 году, добавил Цай, член комитета по денежно-кредитной политике Народного банка Китая.

По данным Национального статистического бюро Китая (ссылка на китайском языке), в 2008 году коэффициент Джини в Китае достиг своего пика и составил 0,49. Чтобы это число было ниже 0,4, потребуется «много работы», сказал Цай, включая различные формы распределения и перераспределения, а также построение «базовой системы государственных услуг, охватывающей весь жизненный цикл всех людей, которую также можно назвать социальной. Система социального обеспечения.»

Китайский лидер Си Цзиньпин делает ставку на то, что сможет укрепить свое наследие, сократив неравенство доходов, продолжая при этом ускорять двигатель экономического роста страны.Только так, по словам Си, страна сможет реализовать «китайскую мечту» — фразу, которую он впервые придумал в 2012 году для обозначения стремлений к великому национальному обновлению.

Достигнет ли общая программа процветания Си, которую супербогатые страны заметили и которая до сих пор влекла за собой репрессии против всех, от технологических гигантов до инвесторов в предметы роскоши и влиятельных лиц в Интернете, достигнет заявленной цели — большего и более равноправного распределения пирога для всех.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *